Гудроныч пишет к стихотворениям других поэтов

1
разговор(libolev) 13.08.2018 07:42
Содержимое комментария скрыто, т.к. автор стихотворения закрыл к нему доступ
2
разговор(libolev) 12.08.2018 18:57
Содержимое комментария скрыто, т.к. автор стихотворения закрыл к нему доступ
Содержимое комментария скрыто, т.к. автор стихотворения закрыл к нему доступ
Забрал. Сейчас у себя попробую вставить.
Ольга Авербах
Мы с тобой старые друзья
Ольга Авербах

Это хорошо. Заходи песни у меня послушай.
Печальное стихо
Пикачу
Именно нехваткой зубов. Там, между зубами тьма как чёрные зубы. Игра светотени.
10
За оградой могил — отлюбило, отжило, отпело.
Сквозь высокую скорбь в мир иной нас уводит тропа.
Я гуляю по ней в час полуночный в саване белом,
И нехваткой зубов улыбаются мне черепа.

На ночных тополях до рассвета пристроились птички,
На могиле лежит лунный луч словно светлая нить.
Я один в темноте на ходу поправляю таблички.
Поднимайтесь, друзья. Наше время, пора выходить.

Над погостом стоит синий свет не от нашего мира.
Серой плесенью тронут по краешку ленточек креп.
В самом дальнем углу в лунном свете танцуют вампиры,
И со скрипом натужным во тьму открывается склеп.

Пусть гуляет в ночи, что червями не съедено, цело.
Что уже расплатилось с живыми по полным счетам.
По погосту бредёт — отлюбило, отжило, отпело.
По оградам могил, по живым и по мёртвым цветам.

На тропинке стоит привидение тусклою свечкой
Светлый венчик волос над печальным, прекрасным лицом.
Только сторож бухой, у сторожки сидит на крылечке,
Улыбается всем и солёным хрустит огурцом.

Ну давай старикан, был бы закусь дешёвым и путным.
Ты совсем позабыл про святое, молитвы и страх.
Остаётся немного до нового, светлого утра.
Завтра снова копать и таблички ровнять на крестах.
…………… ............

А вчера по жаре, на часовне протяжно и звонко,
Медь лилась и мешалась с жужаньем полуденных пчёл.
В плохо сбитом гробу, хоронили поэта — падонка,
И бухой иерей на олбанцкем молитву зачёл.

Не рыдала родня, и не слышалось труб похоронных,
Не дрожала бутылка, у сторожа в грязной руке,
На соседнем кресте, всё кричала седая ворона,
И кидала проклятья, на странном своём языке
Это хорошее дело,
С белой и нежною кожей,
Я в это женское тело,
Ночью на простыни вхожий.
В полночь не видно что трушу,
Длится стриптиз полуночный,
Полураздетую душу,
Кто-то насиловать хочет.
Рвётся где слабо и тонко,
В шторах скрывается утро,
Ты кувыркайся в потёмках,
Я изучил Камасутру.
Все мы боги. И в чём-то обязательно гадкие.
БИРЮЗА Л
У меня на мёд алергия
Оч хорошая вестчь
16
На три(Camilla) 09.08.2017 19:07
Camilla
Я обратил внимание на шаг Горьковского " Буревестника"
17
На три(Camilla) 09.08.2017 12:34
Над седой как лунь вселенной, мыслит гений Аристотель,

Мыслит он о совершенстве ( две мыслИ ещё в уме).

Рядом с ним Платон с Сократом, разговор ведут как с братом,

О великом совершенстве натуральной пустоты.



То с торца они заходят, то глядят немного сбоку,

Не бывает чтобы пусто, если есть там человек.

Сам свидетель мирозданья, что рассматривает космос,

Этим взглядом разуменья наполняет пустоту.



И сказал Платон Сократу, надо нам булыжник сделать,

Чтоб творец ни в коем разе тот булыжник не поднял.

Коль поднять его не сможет, не осилит разум разом,

То тогда мы просто фавны, ну а Зевс совсем не бог.



Тут рабы с вином вернулись, их за этим посылали,

Не хватало трёх оболов, знать Платон потом отдаст.

Но Эвклид на горизонте замаячил так не кстати,

Сразу все заторопились утирая тогой рот.



Под седой равниной моря ярко- красные кораллы,

В них обломки чудных амфор из под крепкого вина,

Знать не редко Аристотель и Платон с Сократом вместе,

Здесь за умною беседой ждали шустрого гонца.



Жаль одно, за Марафоном, в долг той троице давали

И гонец под грузом амфор очень часто умирал.

Ничего, рабов хватает, только истина дороже,

А она как говорится, растворяется в вине.


Последний раз редактировал Гудроныч 09.08.2017 12:34
Hellin

Гни­лой ос­тов и во­дорос­лей мас­сы,
Раз­би­тый бриг дав­но не ждёт гос­тей,
По­кинул плен­ник мёр­твые сар­гассы
Чуть ше­веля об­рывка­ми снас­тей.

На тра­пах блед­ной пле­сени ус­ту­пы,
Над суд­ном смог бо­лез­ни и бе­ды,
А в трю­ме вонь, раз­дувши­еся тру­пы
И це­лый фут за­чум­ленной во­ды.

Спа­ситель ве­тер под­ни­ма­ет вол­ны,
За суд­ном тя­нет во­дорос­лей шлейф,
Как приз­рак бриг, во­ды за­бор­тной пол­ный,
Судь­бой от­прав­лен в мно­голет­ний дрейф.

Ле­жат на юте тряп­ки и ске­леты,
Гля­дят на них уг­рю­мо не­беса
И кра­сит луч хо­лод­но­го рас­све­та
В кро­вавый цвет гни­лые па­руса.

А где то бе­рег, се­ти, раз­ва­люха,
Блес­тит на вёс­лах вы­сох­шая соль,
Там Грея ждёт гор­ба­тая ста­руха,
С та­ким кра­сивым име­нем — Ас­соль.

Ко­неч­но здесь, не как у Гри­на в кни­ге,
При­носит мно­го но­вого сквоз­няк,
И Грей не топ­чет па­лубу на бри­ге,
Он у ка­мина поль­зу­ет конь­як.

Се­дой муж­чи­на сыт по гор­ло ро­мом,
Ему пре­тит мат­рос­ских драк угар,
Он пь­ёт конь­як, ест ус­три­цы с ли­моном,
И дер­жит ря­дом ящи­чек си­гар.

Но над ка­мином скре­щен­ные саб­ли,
Ча­сы Бу­ре при­чуд­ли­вых ра­бот,
А на под­став­ке ма­лень­кий ко­раб­лик,
Ко­торый в снах на­вер­ное плы­вёт.

Дос­той­но сла­вы, с этим мы не спо­рим,
Но в прош­лом шё­пот лас­ко­вых пу­тан,
Пусть за ок­ном шу­мит сер­ди­то мо­ре.
Ты пос­та­рел от­важный ка­питан.

Уже не ждёшь ког­да от­пустят бо­ли,
И вновь при­дёт уда­чи по­лоса,
В меч­тах тот порт, где все твои Ас­со­ли,
Но­чами шь­ют из шёл­ка па­руса.
19
Размен(Hellin) 08.08.2017 14:31
Халтурщик таланта не имеет. Ему нечем блеснуть, потому он и халтурщик.
Я устал от тебя, и никак не кончается день
За каютой туман, языками гуляет по низу,
Ты меня оплела, и как будто на шее ремень,
Я забыл, кто-же нас познакомил в унылом круизе.

Я с собой не возьму, ни стихов, ни забот, ни рубля,
И пойду по прямой, напряжён, как под дулом нагана,
Чтоб сойти на волну, что бежит за кормой корабля,
Там под светом луны остров высится — Фата Моргана.

Где-то в тёмной каюте зачитанный томик — Каймак,
И другим пассажиром забыта брошюра Карнеги.
А на острове ждёт между пальмами старый гамак,
И несчётные дни, преисполнены лени и неги.

Пусть уходит корабль, со всем своим грузом к хренам,
Пусть винтами промесит зелёную воду как глину.
Я уйду по светящимся, дышащим мерно волнам.
Об одном попрошу. Не дыши мне пожалуйста в спину.

Может быть, ты по своему тоже бываешь права,
Где-то надо гнездиться, белеющим чаечьим стаям,
Значит есть недалече аттолы, песок, острова,
А вдвоём, этот остров конечно уже обитаем.

Я ушёл от голодных и жадных до чуда людей,
Ты могла подождать у каюты хотя-бы немножко,
Чтож, иди по упругой, как гладкая шкура воде,
Торопись, здесь луна не для нас проложила дорожку.

Мы костер разожжём, будет пламя красивым как мак,
Утром солнце расставит над пальмой свои многоточья,
Так и быть, забирай, этот остров, костёр и гамак,
Тут есть шлюпка её, я поправлю чарующей ночью.

Утром снова проступит на галечном пляже роса,
И не стоит стоять босиком в белой пене без толку,
Я уплыл в Зурбаган, заказать для себя паруса,
Может быть из китайского, лёгкого, алого шёлка.
1 >>