Иннокентий и цветы
Сказка / Читателей: 6
Инфо

Вечером вчера неожиданно наехали гости – одна из бывших школьниц со своим МЧ. В суете, после «Арарата» и провожания в коридоре, бдительность была утеряна, кошка тайно забралась в маленькую комнату и тихонько осталась там за закрытой дверью. Надо сказать, что я её в эту комнату обычно не пускаю, там на подоконнике живут цветы, а она их любит. В том смысле, что на вкус. В три часа ночи в квартире раздались кошкины вопли и отчаянное царапанье в дверь. Спросонок я её выпустил, причём даже не попытавшись попасть вдогонку тапком за нарушение, а вот цветы внезапно решил уже полить, чтобы им было легче пережить стресс. Но события ночи на этом только начинались. Только я начал поливать куст декабриста, как из него, как чёрт из табакерки, со страшными ругательствами выскочила рассерженная Лехта – ну, вы помните, это фея моего домового. Мало того, взлетев над кустом, она стряхнула на меня всю воду с ночной рубашки, в результат чего я окончательно проснулся.
- Ну, сама виновата. Откуда я знал, что ты в цветы забралась? – начал оправдываться я. – Я, вообще думал, вы только на кухне с Иннокентием тусите.
- Ты такой же тупой, как … Иннокентий! – как ни в чём не бывало, продолжила ругаться Лехта. – Я же фея! Я не могу всё время спать под умывальником! Мне нужен непосредственный контакт с живой природой.
- А чего ты в декабрист залезла? Вон, лезла бы в азалии, они мягче ….
- Да? Ты посмотри на них! – Лехта подлетела к горшку с азалией и ткнула в цветы ножкой. Действительно, выглядело не очень. И листки, и цветы посерели, скукожились, и местами даже отвалились. Пожалуй, в качестве матраса для феи это никак не годилось.
- Сожрала-таки их, мохнатое чудовище, - покачал головой я, имея в виду кошку.
- Да она их и не трогала. Просто это не твои цветы. И они это знают.
- Чего это не мои? - возмутился я. – Я их сам купил, они мне очень даже нравятся. Красивые. Я их пересаживал, поливал… Мои!
- Эх, Грин, твои цветы не те, которые нравятся или которые поливаешь. А которые: ты их полил, и они отзываются. Цветут, растут, радуются. Вот – декабристы, это твоё. А азалиям ты по барабану.
- Ну, может, я их неправильно поливал… - почесал я в затылке. – Как-то по-другому надо.
- Ты уж поверь фее – неожиданно в правом ухе у меня раздался скрипучий голос Иннокентия. – Она же их чувствует! Не та кастрюля хороша, что красиво разрисована, а та, что тебе кашу варит!
- Иннокентий – удивился я ещё больше. – А ты что тут делаешь, в комнате, на диване? Совсем совесть потерял? Афоризмами мне тут раскидался. Про кастрюли. Мы с Лехтой о высоком, а ты о жратве опять!
- Интересное кино! – хмыкнул Иннокентий. – Тут кошки всякие беспризорные бродят по ночам, между прочим. Я здесь свою женщину охраняю! А ты чего шастаешь? Она, между прочим, не в парадном виде. Стоило на минуту расслабиться – уже и водой облил всю. Нарочно что ли?
- Да очень мне надо! – я демонстративно отвернулся от Лехты и пошёл к двери. – Да тусите, где хотите. Я всё равно в эту комнату почти не захожу. Только разве цветы полить. Давай, скажи-ка мне, чтобы я спал.
- Вот и спи, - отозвался Иннокентий. И я побрёл к кровати с уже почти закрытыми глазами. Кстати, азалии так и забыл полить. Ну и фиг с ними. Не хотят – не надо.

© Грин, 12.07.2017. Свидетельство о публикации: 10050-150041/120717

Комментарии (0)

Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...