От заката до рассвета. ТриптиХХХ
Лирика / Читателей: 18
Инфо

Ночь на исходе.
                                    Морок густой молоком разбавляя
       мерно, по капле,
                                    утро меняет ту ночь тихой сапой.

       Пес криволапый,
                                    что сторожит рядом чьи-то угодья,
             мило виляет,
                                    пес его знает, рассвету ли, нам ли.
  Лишь бы не цапнул.
                                    Жаль это утро испортить укусом.
  Воздух не в ноздри -
                                    в глотку вливается пряным нектаром,
         щедро и даром.
                                    Алой парчой и сиреневым драпом
         скрыты искусы.
                                    Самое время решиться на постриг.

         Тщетное. Чары,
                                    что не дают мне забыть о соблазнах:
              тела изгибы,
                                    флер ароматов, прозрачность покровов...
       Мир драпировок,
                                    властный над грязью, что маска над харей,
     грязи подвластен -
                                    зыбкий молочный шифон с тела скинут
      в плюху коровью.
                                    Жажда моя доросла вожделенья.
           Я наклоняюсь,
                                    с мыком смакуя прохладную кожу.
        Легкою дрожью
                                    ты отвечаешь, и я, пьяный кровью,
       встав на колени,
                                    пью тебя, сладкие капли роняя...

      Музыкой божьей
                                    капает, льется в нас птичьей любовью
         рондо коленец.
                                   Так соловей пустоту наполняет.

                                   * * *

           Милый мой, нежный мой друг,
                                                             час расставанья насвистан нам
        птицей незримой и выспренней.
                                                             Тает тепло твоих рук.
                 Ждет меня серый костюм,
                                                             вышитый серыми буднями.
       На день друг друга забудем мы.
                                                             Время - свирепый пастух,
                    гонит нас витым кнутом
                                                             то на убой, то на пастбище.
  Слышен в рожденном и в гаснущем
                                                             свиста кнута обертон.

                        Город встречает меня
                                                             парой классически чеховской.
      Но, не смешно. Не до смеха мне -
                                                             похоть людей не унять...
                  Тонкий, пленен красотой,
                                                             глаз не отводит и пялится,
       толстый же, жирными пальцами
                                                             лапает сразу.
                                                                                    Простой...
                   Дальше... Проныра-юнец,
                                                             С липкой в штанах карамелькою,
              лихо плюет в меня мелкими
                                                             злыми плевками.
                                                                                          Наглец...
                 Дальше... Седой старичок
                                                             бросил в меня своей палкою.
             Ах, до чего ж его жалко мне.
                                                             Как он теперь?
                                                                                        Дурачок...
                    Дальше... Трудяги цехов
                                                             слили мне в раны открытые
            грязь свою. Морды небритые...
                                                             Мутны потоки грехов.

                    Нелюди,
                                  сволочи,
                                                 сброд!
                                                             Гадят, плюются и лапают.
              Крутятся вентили - клапаны,
                                                             мерзость поганая прет.
                      Шаткий алкаш засадил
                                                             мне с перепоя бутылкою...

Где-же ты, милый мой, пылкий мой?
                                                             Ты разлюбил? Позабыл?
           Милый мой, добрый мой друг,
                                                             я обесчещена городом
          бешеным, алчным, исколотым.
                                                             От извращенцев, ворюг
                     сам
                           начинаешь
                                              грешить...
                                                             Под голубей воркование,
            порченой, битой, израненной
                                                             я умираю. Спеши..

                                                            * * *

          Липнет ко мне несмываемой грязью
                                                                      усталость. Вечер.
      Днем-рублеловом я схвачен, закручен,
                                                                      измотан. Съеден.
            Я не пойду для спасенья к соседям,
                                                                      к столу и к пляскам.
              Шепот твоей неразборчивой речи,
                                                                      как мед, текучей,
              Мне несравненно милее всех этих
                                                                      бесед и пьянок.
  Здравствуй, родная, пришел я на встречу
                                                                      с тобой. Но, боже,
      в клочья изорван наряд твой, до кожи!
                                                                      Под ним заметны
            бурые струпья на теле... И рваным
                                                                      укрыты плечи,
грязным, в навозе, шифоном... И дрожью
                                                                      коровьей, бычьей
                бьет мое тело... И капают слезы
                                                                      на стан, смердящий
           тленом... И я пред тобою, лежащей
                                                                      на жутком ложе,
              снова встаю на колени. В обличье
                                                                      твоем плачевном
   силюсь, сквозь слезы, увидеть манящий
                                                                      знакомый образ.
        Как ты могла превратиться в старуху
                                                                      за день всего лишь?
        Есть ли лекарство от этой злой боли?
                                                                      Ищи - обрящешь...

           Пробую. Скинув последнее с ребер
                                                                      в коровью плюху,
      В грязную бурую плоть, в корках соли,
                                                                      войду неспешно.
      Медленно, словно покойник оживший,
                                                                      раскинув руки,
             лягу, замру и без крика, без звука,
                                                                      с потухшим взором,
              просто отдамся течению грешной
                                                                      и грязной жижи.
             Стая ворон нас возьмет на поруки.
                                                                      Под грай громовый
вниз поплывем мы, где ждут нас и примут
                                                                      две тьмы, две бездны:
         Море и Ночь. В них уйдут неизбежно
                                                                      все наши муки.
                 Море все раны на теле промоет,
                                                                      а Ночь, как гримом,
           мраком тягучим своим нас любезно
                                                                      намажет. С этим
             чудо обряда свершится. Ты, речка,                                    
                                                                      сольешься с Морем.
       С Ночью сольюсь я. Ни грязи, ни горя
                                                                      не будет. Песни
        звезды нам будут тянуть до рассвета,
                                                                      чем боль залечат.

          Частью безмерного станем покорно.
                                                                      Покой чудесен.
         Будем друг друга любить беззаветно.
                                                                      Так будет вечно...

© Коллега, 12.09.2014. Свидетельство о публикации: 10050-102028/120914

Комментарии (9)

Загрузка, подождите!
1
Luna Manakury12.09.2014 22:30
модератор
Ответить

спасибо.
Респект за форму. Хорошая вещь.

2
Ответить

Великолепно... 

3
нила бонд13.09.2014 05:55
Ответить

Сильно!!! +

4
Коллега13.09.2014 07:32
Ответить
Luna Manakury, да уж… Над формой пришлось поработать. Спасибо за оценку.
5
Коллега13.09.2014 07:34
Ответить
Ольга Авербах, спасибо. Рад, что понравилось.
6
Коллега13.09.2014 07:35
Ответить

нила бонд, спасибо!!! Не каждый осилит такое (в смысле, прочитать)

Последний раз редактировал Коллега 13.09.2014 10:55
7
Медея13.09.2014 12:21
Критика
-
+
Ответить

что мы представляем то и есть
 
пушкин   руслан и людмила
 
— пастух! я не люблю тебя
совершает подвиги
 
— герой! я не люблю тебя!
осваивает колдовство влюбляет наину в себя
 
и вот сидит передо мной
старушка дряхлая седая
с горбом  с трясучей головой...
 
представления реальней самой жизни
 
гуляю по лесу с обаками. я их отпускаю. они бегают без поводка.
когда я встечаю людей я кричу    они добрые     не тронут
реакции разные
 
1. здорово как!
 
2. не может быть!  (весело)
 
3. заебали ваши собаки
 
4. они у вас как во франции   не лают   (удивилась)
 
5. когда вы гуляете вечером?
 
6 уберите ваших собак!
 
7. а можно не торопиться?
 
кто какой внутри тот то и видит и чувствует
 
 

8
Коллега13.09.2014 12:30
Ответить
Медея, Ваш критический комментарий довольно пространен. Основную мысль я вроде как уловил. Можно качественную оценку?
9
Иллюзия14.09.2014 21:15
Ответить

Мне по вкусу...

Загрузка, подождите!
Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...