Смерть ему к лицу
Мистическая лирика / Читателей: 4
Инфо

- Все готово? - Андрей внимательно рассмотрел свое отражение в зеркале заднего вида, взбил пальцами длинную челку, трагично падающую на один глаз, и удовлетворенно кивнул сам себе. — Так, давай еще раз быстренько пройдемся, что там у нас сегодня?

— «Черная невеста», — деловито отрапортовал с переднего сидения помощник Вовка, выуживая из отделения дверцы планшет и включаясь в процесс. — Двадцать лет. Дважды намеревалась выйти замуж, оба жениха трагически погибли перед свадьбой. Один повесился ни с того ни с сего за месяц до знаменательной даты, второй на машине разбился недели за две до регистрации. Сейчас собирается замуж в третий раз и заранее мандражирует — как бы третий жених не помер раньше времени.

— Что с родственниками? — рассеянно спросил Андрей, не отрываясь от зеркала, а лишь поворачиваясь чуть боком и скашивая глаза. Похмелье, мучившее его с утра после вчерашнего визита в ночной клуб, слава генам, на внешнем виде не отразилось.

— Из мужиков в живых остался один отчим. Есть мать и старшая сестра. По материнской линии в роду была бабка весьма приметной наружности — кривая на один глаз. Про нее слухи ходили нехорошие, что вроде бы она ведьма.

Вовка показал на планшете сильно увеличенную, зернистую, черно-белую фотографию старухи лет восьмидесяти.

— Кстати, в селе этом какая-то чертовщина творится, — продолжал Вовка, — почти в каждом дворе по жмурику. Мужики мрут как мухи. Надеюсь, ты успел глянуть материалы, которые я тебе высылал?

— И читал, и смотрел, куда ж без этого, — равнодушно уронил Андрей и с наслаждением завел машину, ловя довольное сытое урчание восьмицилиндрового движка. Тачка была такая, какая и полагается черному магу: большая, мрачная, мощная и безумно дорогая.

Чего греха таить, деньги текли в его карманы в последнее время рекой, потому что если и есть что-то постоянное в этой жизни, кроме колдобин на дорогах, так это людская глупость и их страдания. Именно на этом и зарабатывал потомственный темный маг Андрей Гару, провидец, специалист по снятию порчи и вызову духов, профессионал, специализирующийся на мире мертвых. Раскрутившись благодаря участию в сомнительном телевизионном проекте и необычной внешности — высокий, худой как палка, с огромными светлыми глазами, — он быстро обзавелся роскошным кабинетом в центре Москвы, шустрым и не слишком обремененным моралью помощником и очередью на прием на полгода вперед. Это при том, что сумма за простую консультацию в разы превышала правильное и грамотно расписанное лечение — а именно это, а не визит к экстрасенсу, требовалось половине его клиентов. Второй половине нужен был визит к психиатру. Но людям нравилось щекотать себе нервы, что Андрей с удовольствием и делал: благодаря подробному досье, собранному дотошным Вовкой на каждого из клиентов. Парень был правой рукой, верным ассистентом и единственным посвященным в страшную тайну — потомственный маг Андрей был кем угодно — талантливым актером, прирожденным шоуменом, ловким трюкачом и хватким бизнесменом, но никак не экстрасенсом. А раскрученный миф о целой плеяде магов Гару начинался и заканчивался дедом Андрея — врачом-хирургом, которому и правда удалось многих вытянуть с того света. Молва с удовольствием передавала из уст в уста байку о том, что хирург видел саму смерть во время операций. Дескать, стояла костлявая у операционного стола и пари с ним заключала. Но дед давно помер, а сам Андрей в загробный мир не верил…

— Пора, — сам себе скомандовал Андрей и велел Вовке: — Садись за руль. — Подвозить мага к съемочной площадке для пущего эффекта должен был водитель. — И предупреди оператора, чтобы крупный план не брал. А то после прошлого раза весь интернет гудел, что у меня линзы цветные в глазах.

Мерс свернул на соседнюю улицу, проехал вдоль нее, описал эффектный полукруг и мягко затормозил прямо у толпы ждущих с утра жителей глубинки. Им специально велели прийти в девять, тогда как раньше двенадцати съемку никто начинать не собирался. Ожидание и нервы, и, как результат, к полудню публика была надрочена на чудо до предела.

Андрей ловко выскользнул из черного суперкара, выпрямился во все свои метр девяносто и замер в эффектной позе, сложив руки на груди. Народ ахнул и нерешительно зашептался. Раздались одиночные хлопки. Андрей подстегнул реакцию народа, одним движением скинув на плечи темный капюшон. Собравшиеся зашлись в аплодисментах. Высокий, красивый, грациозный, опасный, облаченный полностью в черное и увешанный непонятными амулетами, в длинном плаще и высоких сапогах со шнуровкой — Андрей был настоящей звездой экрана. У деревенских априори шанса не было. Маг снисходительно улыбнулся и не спеша двинулся к центру расступившейся толпы, где робко жалась голенастая девица, родственники которой написали письмо на главный российский канал, подробно живописав ее трагедию.

Андрей, дойдя до виновницы переполоха, остановился и, не здороваясь, пристально уставился на нее. Глаза у него были светлые, а линзы придавали им загадочный сиреневый оттенок, что на людей со слабой психикой действовало безотказно.

— Уважаемый Андрей! — торжественно начала низкая квадратная тетка с темными усиками над верхней губой. Тетку, видимо, выбрали выдвиженцем из общей массы родственников и сочувствующих. Ее голос навевал ассоциации с церемонией бракосочетания и Андрей про себя поморщился. — Вот мы тут собрались… — вещающая споткнулась о ничего не выражающее лицо мага и осеклась, забыв подготовленную речь разом. Посему, к облегчению экстрасенса, перешла сразу к сути: — Помогите нашей беде!

Андрей полностью проигнорировал кубышку и протянул кисть в сторону бледной и ничем не приметной девушки в нелепом черном мини. Повисла тревожная пауза.

— У тебя беда, — сказал наконец Андрей глухо. — Ты ждала меня.

Героиня сюжета замерла, как заяц в чистом поле, а через миг торопливо закивала. Слезы градом покатились по ее лицу.

— Ну, иди сюда! — разрешил Андрей и раскрыл жертве объятия.

Девица ломанулась к нему и запнулась каблуком о трещину в древнем асфальте, откуда лез густой бурьян. Андрей подхватил ее в полете и бережно прижал к груди.

— Ну-ну, — прошептал он нежно в отросшие черные корни волос, прекрасно зная, что голос — низкий, глубокий и проникающий в душу — был его главным оружием. — Я приехал. Теперь все будет хорошо! Не плачь, родная!

Оператор, высунув язык, закружил вокруг них, ловя правильный ракурс для съемки, пока трижды невеста обильно размазывала по груди Андрея сопли и тушь. Экстрасенс рассеянно гладил ее по макушке, залитой дешевым лаком, украдкой оглядывая собравшихся. Телевизионщики отделили группу сопровождающих «потерпевшую» от остальной массы деревенских. Родственники — восемь человек — в основном женщины неопределенного возраста, надевшие по такому случаю «все самое лучшее», и единственный красноносый мужик, которой изо всех сил делал вид, что оказался здесь случайно. Маг видел невооруженным глазом, что если бы можно было избежать позора с приездом телевидения, тот бы не явился, но, судя по всему, женщины в этой семье в непререкаемом авторитете и мужика могли серьезно отбуцкать в случае неповиновения.

Все остальные стояли плотным кругом на главной площади села и жадно глазели на событие. Взгляд Андрея ненадолго задержался на молодом парне, рассеянно наблюдавшим за ним из первого ряда. Что-то отличало его от остальной массы, хоть одет он был просто. Возможно, скепсис, который навеки поселился в его глазах. И легкое пренебрежение к происходящему, чуть сдвинувшее его губы в кривой усмешке. Тип был до жути неприятный. Людей Андрей чувствовал неплохо, а от парня за версту разило неприятностями. Андрей тряхнул головой и приказал чуть успокоившемуся к этому времени объекту:

— Встань ровно. Я должен тебя просканировать. — Андрей потер ладони, подышал на них и положил замершей девице одну из них на грудь, а вторую пристроил на застёжку лифчика. Парень в первом ряду картинно закатил глаза, напрягая Андрея еще больше.

Девушка покорно замерла. Глаза ее прыгали с лица Андрея на выстроившихся свиньей родственников. Полуденное солнце припекало и приглашенный маг подумал, что не стоило вчера мешать самбуку с текилой. По-хорошему не стоило вообще пить перед съемкой, но, как говорится, «так получилось». Андрей поморщился и отстранился.

— Что? — побледнела несчастная.

Андрей не ответил и щелкнул пальцами.

— Магические инструменты мне!

Вовка оперативно подскочил с правой стороны с объемной сумкой. Андрей уронил свой черный мешок на асфальт, вытащил толстенную черную свечу и пристроил ее прямо на земле. Перед свечой поместил медную плошку. Капнул в нее обыкновенной водопроводной воды из пузырька. Воткнул рядом устрашающего вида нож. Чиркнул спичкой и попытался зажечь фитиль. Первая, вторая, а за ней и третья спичка гасли в трясущихся от похмелья руках.

— Видите? — обратился Андрей в сторону родственников, ни к кому, впрочем, конкретно не обращаясь. Немолодая крепкая женщина в платье с яркими маками на мощной груди громко ахнула и прижала полную ладошку к губам. — Что-то мне мешает, — глухо уронил Андрей и обвел взглядом скопление зевак, которые внимали каждому его слову. — Энергетика у вас здесь плохая… Черная энергия… Смерть за вами ходит.
Парень в первом ряду громко заржал. Андрей вздрогнул, но, к его удивлению, никто на весельчака внимания не обратил. Маг метнул на смутьяна гневный взгляд, и тот картинно выставил руки перед собой, жестом показывая, что больше мешать не будет. Экстрасенс отвернулся и, страдая одновременно от тошноты и жары, снова чиркнул спичкой. На этот раз его попытки увенчались успехом. Пламя свечи попрыгало и вскоре выровнялось. Андрей уставился на девицу, не мигая.

— Марина зовут?

Та торопливо закивала:

— Маша… Мария, то есть.

Маг, не только прекрасно знавший имя, но и скан ее паспорта не далее как вчера видевший, многозначительно кивнул — тут нельзя было бить фактами прямо в лоб.

— Информация трудно идет… Буква «М» пришла… — пояснил он и снова надолго замолчал, разглядывая молодую особу еще пристальнее, вытягивая паузу перед тем, как обрушить на нее: — Двое за тобой стоят…  — И видя, как та удивленно озирается, конкретизировал, чертыхаясь про себя от ее непонятливости: — Усопшие…

Чуть успокоившаяся к тому моменту Мария пошатнулась. Ее зрачки неестественно расширились, она вытянулась по струнке и замерла. Родственники, как по команде, сделали от нее шаг назад. Андрей почувствовал прилив гордости за самого себя и продолжил:

— Один высокий, с меня ростом… глаза такие, — маг потер подушечки пальцев, — светлые… Смерть неестественная… — он хищно потянул воздух ноздрями, — не понимаю пока… Он в петлю, что ли, полез? — вскинул он глаза на торопливо закивавшую Марину-Машу и снова уставился за ее плечо. — Говорит, любит тебя очень… Прости, говорит…

По ряду родственников прошел шепоток. До Андрея доносились разрозненные обрывки: «Пашка, что ль… Пашка-покойник сам пришел с ней повидаться… надо же… Маг этот видит его… вишь, как описывает… Точь-в-точь».

Мария приложила руку к губам и плечи ее беззвучно запрыгали. Окончательно размазавшаяся под глазами тушь делала ее похожей на костлявую панду.

— Это Паша — жених мой! — почти неразличимо провыла невеста через прижатую ко рту ладонь. Оператор торопливо взял крупный план. Андрей помолчал и подождал, пока камера не переключится снова на него. Только удостоверившись, что его снимают, продолжил.

— Еще один пришел… Тоже молодой, но пониже… глаза карие, живые… Тут смерть свежая почти… Месяцев… шесть-семь…

— Восемь, — услужливо донеслось из толпы. — В августе девять месяцев будет как разбился! — Но комментатора возмущенно зашикали. Андрей никак не отреагировал и отрешенно уставился в пространство перед собой, размышляя, как за неполных девять месяцев девица умудрилась похоронить одного жениха, обзавестись другим и, недолго погоревав после его смерти, заново собраться под венец. А ведь глиста-глистой!

— Дорогу вижу… — задумчиво произнес он и неопределенно повел перед собой ладонью. — Машина… темная такая… поздно было… темно… — он замер с поднятой рукой и резко уронил ее. — Потом обрыв и все… Он и не страдал долго. Сразу умер…

— Ооооой, — наивная героиня прижала ладонь к груди. — Это Толик… Второй мой жених! Точно так и было! Домой возвращался с друзьями после рыбалки и в дерево врезался. Другу его и другому на заднем сиденье хоть бы что, а он насмерть! — в этом месте Маша шумно глотнула ртом знойный летний воздух и стала заваливаться на бок. К ней из гущи народа метнулись женщина постарше, такая же бесцветная особа, видимо, мать и еще почти молодая, но сильно раздавшаяся — сестра.

Андрей задумчиво уперся взглядом в дородную тетку, на чьей мощной груди расцветали яркие маки.

— Ты тоже схоронила… — произнес он драматично, и выщипанные ниточками брови тетки поползли вверх. — Олег и Женя пришли… Стоят за тобой…

Женщина торопливо закивала и лицо ее некрасиво исказилось.

— Точно, — она, как и главная героиня шоу десять минут назад, приложила руку ковшиком ко рту. — Олег и Женя… Муж мой Олег еще в девяносто пятом, а Женька год назад… Только из армии вернулся… — она не договорила и расплакалась. А Андрей уже повернулся к взволнованной толпе.

— Еще усопшие приходят… много их…— и с этими словами пошел в народ.

Минут пятнадцать он бродил между рядами зрителей, брал за руку то одного, то другого, и перечислял имена погибших, вызывая бурю слез и истерик. Его обступили взволнованные женщины, наперебой рассказывающие о своем горе. Покойники, ушедшие до срока или погибшие насильственной смертью, нашлись практически в каждой семье. Андрей методично перечислял все то, что сумел нарыть Вовчик: суицидники, разбившиеся в авариях, утонувшие и зарезанные до срока мужики. В конце концов, когда подогретая аудитория находилась на грани всеобщей истерики, он вернулся в центр площади к чуть успокоившейся главной героине. Она ревниво перехватила его запястье и заглянула в глаза.

— Скажите, Андрей, на мне есть проклятие черной невесты?

Андрей тяжело вздохнул и взял ее за запястье. Вторую руку поднял и выставил перед собой ладонью к девушке.

— На меня смотри! — приказал он и не мигая уставился ей в глаза. Потекли долгие минуты. Шарлатан знал, что потом на камеру Мария наверняка расскажет, что в эти минуты она чувствовала тепло, спокойствие, легкость и еще до фига всего приятного. Сам же Андрей ничего не чувствовал, кроме зарождающейся в затылке головной боли, и терпеливо выжидал положенный срок.

— Похоже на родовое проклятье, — изрек он наконец, позволив безвольной, как вареная макаронина, кисти девушки выскользнуть из своих рук.

Кто-то позади Андрея громко хмыкнул. Ему и поворачиваться не надо было. Он спинным мозгом почувствовал, что это давний возмутитель спокойствия. Магу захотелось прервать съемку и вывести нахала со съемочной площадки, но он передумал. «Так даже интереснее», — решил он про себя. Не было ничего приятнее в его занятии, чем переубедить скептика.

Мария тем временем пошла на новый виток истерики.

— Я так и знала! Я вам говорила, — трясла она мокрыми и покрытыми разводами туши руками перед лицами впавших в ступор родственников. — Андрей, что мне делать? — снова метнулась она к нему. — Помогите, пожалуйста! У меня третий жених есть! Я боюсь его потерять!

— Надо искать источник проклятия, — выдал Андрей и замер, мгновенно остекленев глазами. — Женщину вижу пожилую… маленького роста… глаз у нее такой…

С пару секунд все было тихо, потом маховик, запущенный доморощенным некромантом, пришел в движение:

— Баба Зина! — громко выкрикнула мать черной невесты. — Это бабка моя! Она травницей была. Лечила… вроде… — последнюю фразу она добавила уже менее решительно.

Андрей кивнул, потом зачем-то посмотрел на солнце и облака вдалеке и скомандовал:

— На кладбище надо идти! На могилу к Зинаиде, — и повернулся к заледеневшим жителям поселения. — Там все расскажу…



По заявлению самого мага, дорогу показывать ему не было необходимости. Он уверенно шагал во главе огромной толпы, в которую влилась почти вся деревня. Вечерело и солнечный диск наливался густым золотом. Андрей под своим плотным черным плащом окончательно взопрел, но снимать его не стал, чтобы не портить производимый эффект. Оператор Валерка несся перед ним фактически задом наперед, здорово рискуя запнуться и сломать шею. Время от времени Андрей останавливался и поводил впереди себя руками, якобы «проверяя» направление, пользуясь этой передышкой, чтобы выровнять дыхание. Кладбище, слава богу, было всего в полутора километрах от села. Именно там, на неприметной могиле бабы Зины, они и должны были завершить съемку, разоблачив ни к чему не причастную покойную старушку и сняв «порчу» с черной невесты.

На кладбище, попетляв для виду по узким, заросшим высокой травой дорожкам, он вышел к неприметному, заброшенному захоронению с простым железным крестом. Могила была неприбранной, таинственной и идеально подходила в качестве декорации для съемки.

— Вот она, — артистично поднял кисть Андрей и указал за крест. — Покойная Зинаида… встречает нас.

Родственники и сочувствующие, которым удалось пробраться к оградке ближе, начали перешептываться. Маг театрально преклонил одно колено и, снова спросив свой магический инвентарь, зажег черную, свитую из нескольких тонких, свечу. Фитиль затрещал, роняя черные капли воска в траву. Андрей всмотрелся в пространство за плечом и надолго замер.

— Не хочет говорить, — уронил он, чуть погодя. — Вот так показывает, — и приложил палец к губам.

Толпа зашушукалась. Оператор навел камеру на напряженно бледное лицо мага. Марево и духота сделали свое дело — по его виску струился пот.

— Плохо как ему, смотри, — донеслось до Андрея из толпы, — тяжело с покойниками-то разговаривать.

В этот момент маг, что называется, почувствовал прилив вдохновения. Он встал в полный рост и, не отрывая взгляда от креста, заявил:

— Покойная Зинаида не хочет со мной разговаривать. Поэтому, чтобы выяснить корень всего зла, я сейчас призову саму Смерть.

Народ дружно ахнул. Даже оператор на секунду оторвался от видоискателя и взглянул с интересом. Смерть они еще не вызывали. Ход и правда был эффектный. Андрей уже закусил удила.

— Отошли все! Мне нужно пространство! Обряд очень опасный!

Народ потоптался, но с места не сдвинулся. Всем было интересно, что будет делать московский маг. Андрей недобро усмехнулся:

— Если кого моей магией зацепит, потом не говорите, что я не предупреждал!

— И даже я? — ревниво спросила черная невеста, о которой все как-то забыли к этому времени.

— Все! — подтвердил Андрей не терпящим возражения голосом и так как абсолютно никто не реагировал, раздраженно рявкнул: — Живо!

Толпа дрогнула и наконец отступила.

— Еще дальше! — скомандовал Андрей. — Меня никто не должен видеть.

Члены съемочной бригады наконец сориентировались и стали отгонять селян от могилы в густые кусты. Андрей мысленно услышал голос диктора, который наложат потом на запись: «Что происходило в этот момент на могиле, нам неизвестно, но вернулся Андрей спокойный, хоть и сильно измученный…» и дальше в таком же духе. Он стоял, выпрямившись и уставившись на крест, пока не убедился, что его оставили-таки одного. Тут он облегченно присел в траву, одновременно стаскивая с себя плотный черный плащ, и едва не застонал от облегчения, поклявшись себе больше перед съемками не пить. Дико хотелось холодного пива. Он кинул взгляд на часы, засек двадцать минут и вытянулся в проеме между двумя могилами, стараясь не отключиться, однако расслабиться не удавалось. Что-то мешало перевести дух. Жара и духота давили на грудь и не давали дышать нормально. Под правое ребро внезапно вошла длинная ледяная игла. Андрей скрючился, машинально хватаясь за бок.

«Невралгия», — поспешил он успокоить сам себя, и в этот момент увидел его — давешнего парня из толпы. Тип стоял, небрежно привалившись к кривой березе, и рассматривал его со смесью любопытства и брезгливости. Андрей поспешно принял вертикальное положение.

— Здесь нельзя находиться, — предостерег он, подпуская в голос жути. — Это опасный ритуал.

Парень грозным предупреждением не впечатлился. Напротив, посмотрел снисходительно.

— Сам звал, а теперь гонишь, — сказал он медленно, и титулованный маг почувствовал, что замерзает. «Блин, озноб при похмелье — что-то новенькое», — передернул Андрей плечами.

— Я никого не звал, — буркнул он, вставая и отряхивая с темных джинсов траву.

— Да? — искренне удивился парень. — А кто пять минут назад сказал: «Призову Смерть?» — незнакомец доброжелательно улыбнулся. — Так вот меня не надо звать. Я с утра здесь. На тебя пришел посмотреть. Дед-то твой был ого-го!

Андрей, по роду профессии навидавшийся психов всех калибров и мастей, почти не среагировал, если бы не последняя часть фразы.

— Вы знали моего деда? — начал он издалека, прикидывая последствия, которые могла повлечь беседа с неадекватом один на один.

— Хороший был мужик, — кивнул парень. — Правильный. И не боялся ни хрена. Пару раз так меня матом покрыл, что я свинтил подальше от его операционного стола. В тебе тоже способности есть, но ты ими пренебрег. Не туда повернул…

Андрей замер и осторожно уточнил:

— А ты, стало быть…

— Смерть, — представился незнакомец и склонил голову в шутовском поклоне.
— Бывает, — отозвался ему в тон Андрей и медленно надел обратно свой черный плащ. Потом как бы невзначай сунул руку в карман и нащупал шокер — крайнее средство от клиентов, которым магия не в то место зашла.

Парень пожал плечами:

— Шокер не поможет, — потом подмигнул оторопевшему магу и предложил заговорщицким голосом: — Хочешь, фокус покажу?

Андрей машинально кивнул и тотчас пожалел об этом. Незнакомец вытянул вперед руку и с нее лоскутами стала облезать кожа и отваливаться куски плоти. Процесс разложения был мгновенным и молниеносно пошел по предплечью вверх. Одежда на демонстрирующем невиданный трюк сначала повисла мешком, а потом и вовсе трансформировалась в какую-то черную хламиду. Кожа тем временем струпьями слезла с лица, нос провалился, глазницы запали. Скелет, пошарив за спиной, накинул на голый череп черный капюшон и одним движением сломал чахлую березку. Сжал в костяшках, оставшихся от пальцев, откуда ни возьмись взявшуюся косу. Андрею как маленькому захотелось протереть кулаками глаза — перед ним стояла Смерть — такая, какую он видел на картинках. Он ахнул и принялся безжизненно оседать в траву.

— Ну как? — горделиво спросил знакомый голос. — Поверил?

Маг машинально кивнул. Скелет расхохотался и ударил косой в сырую землю, мигом вернув себе прежний облик.

— Вот почему все ведутся на дешевые спецэффекты? — посетовал парень, потирая шею, и бросил взгляд на позеленевшего мага. — Хотя, кого я спрашиваю? — и поняв, что от собеседника сейчас ничего вразумительного не дождешься, повелел:

— Спрашивай, давай, чего ты там хотел узнать про эту девицу?

— Эмммм, — заработали мозги Андрея, — аааа… Она и правда «черная невеста»? Зачем ты у нее женихов отнимаешь? — выдавил маг, про себя думая, что это меньшее из того, что он хочет действительно спросить. Но это первое, что пришло на ум.
— Я? — искренне удивился Смерть. — Я никого у нее не отнимал. И даже больше скажу — я в эту деревню последние лет семь не заходил. Очень надо!

— Не понял, — пришла пора удивиться Андрею. — Но ведь померли два парня у нее, — он напрягся, вспоминая, — Паша и Толик…

— Паша был наркоманом со стажем в свои восемнадцать. Он с девяти лет клей нюхал. Вот и доигрался: в петлю полез на галлюцинациях. Меня там рядом и в помине не было. А у Толика содержание алкоголя в крови зашкаливало, он должен был еще до аварии загнуться от алкогольного отравления. Понапридумывали херни всякой про «черную невесту», вместо того чтобы правде в глаза глянуть…
С этими словами он повел рукой и Андрей увидел за его левым плечом двоих: один высокий, тощий, как щепка, парень с запавшими глазами, и второй поменьше, со снесённым наполовину черепом.
Андрей потер виски:

— Погоди, не сходится. Ты говоришь, семь лет в деревню не заходил, но у них же тут в каждом дворе по покойнику, а то и по два…
— Все правильно, — кивнул Смерть, — однако они сами неплохо справляются. Кто помирал-то, помнишь?
Андрей напрягся:

— Мужики в основном… Вроде…

— Верно, — кивнул Смерть. — Бухают же все… Работать никто не хочет, а самогону залейся, в каждой избе гонят… Бабы хоть рожают, да хозяйство держат, а мужики… хотя, женщины тоже были. — И обернулся к березняку. Андрей почувствовал, как волосы шевелятся на голове: за спиной у Смерти стоял целый взвод. Смерть же обыденно начал перечислять, по очереди тыкая пальцем. — Вот этот — в хате сгорел — бычок обронил с перепоя, хорошо хоть один был, тридцать семь всего; этот в озере утонул — поехали на рыбалку, так он ночью купаться полез — двадцать восемь лет; этот к теще ездил, напился и за руль, в поворот не вписался — сорок два года. Отравление этиловым спиртом… суицид еще один по пьяни… а этот — мой любимчик, — Смерть ткнул пальцем в грустного невзрачного синего мужика, — он с бодуна на спор в карьер спрыгнул с пятиметровой высоты… рыбкой.

Андрей молчал, рассматривая ряды покойников, и думал, что больше капли спиртного в рот не возьмет. Смерть щёлкнул пальцами и призраки исчезли.

— А Маше этой надо в областной центр ехать учиться, задатки есть. Из нее неплохой врач-терапевт получиться может. Я такие вещи вижу. И парень там ей неплохой встретится на третьем курсе. Правильный, непьющий. Но она ж не хочет учиться, для этого трудиться нужно, много и упорно. А ей хочется от мамки съехать поскорее. Учиться сложно, вот замуж — другое дело. У меня ощущение, что ей и по фигу за кого.

— Я ей скажу, — задумчиво почесал репу Андрей.

— Не, друг, не скажешь, — покачал Смерть головой. — Прости, но поздно… — и с этими словами призрак шагнул к Андрею и положил ему руку на плечо. Ладонь была холодной, как лед, и этот арктический холод иглами вонзился в плоть Андрея, сковывая болью левую половину груди. Маг почувствовал, как весь покрывается липким потом. Он хотел крикнуть, позвать на помощь, но паника сдавила связки. Сердце пропустило удар, потом как-то криво пристукнуло. Одна нога подогнулась и Андрей почувствовал, как летит вниз. Кто-то перекрыл кислород, в глазах потемнело и он воткнулся лицом в старую, неухоженную, всеми забытую могилу.

… — Отстаньте от меня! — Маша уже минут пятнадцать, оглядываясь на Андрея, наматывала круги вокруг старой могилы, застревая каблуками во влажной земле.

— Стой, дура! — маг растерял всю значимость и солидность и, догнав наконец дуреху, схватил ее за руки. — В десятый раз говорю: тебе учиться надо сначала, а не замуж. А вам, — Андрей мрачно потыкал в собравшуюся толпу, — пить бросать! Сдохнете все от пьянки! Какая вам магия?! Какой сглаз?! Вы себя в зеркале видели?!

Народ смотрел на столичного мага неодобрительно: обряд снятия порчи проводить отказывается, да еще и их в чем-то полез обвинять. Дескать, сами виноваты…

 — Андрей… — настойчиво потянула его за рукав помощник режиссера Ирина, делая знак ошалевшему от такого поворота событий оператору, чтобы приостановил съемку. — Давай-ка отойдем на минуточку… — и оттащив ставшего абсолютно невменяемым мага в сторону, заговорила тихим, но отчетливым шепотом: — Слушай, что на тебя нашло? Мы как договаривались? Ты приезжаешь, наводишь как всегда жути, снимаешь порчу и уезжаешь «герой-героем». А ты? Мало того, что от тебя перегаром тащит на всю деревню, так ты еще и на могиле заснул. А теперь уговариваешь народ пить бросить. Ты думаешь, они этого от тебя ждут? Да они не помнят, когда последний раз трезвыми были…

— Ты не понимаешь! — взвился красный от досады экстрасенс. Десять минут назад его растолкал встревоженный Вовка, и Андрей, к этому моменту окончательно уверовавший, что помер, поклялся сам себе с завтрашнего дня бросить пить, курить и пудрить мозги людям. — Они же…

— Я все понимаю, — сказала Ирина сникшему Андрею и, поджав губы, демонстративно посмотрела на часы. — Давай, сделай пассы над этой Машей, пожги свечи, попугай тут всех как обычно и поехали… Солнце садится.

Андрей обреченно махнул рукой.

***

Типа эпилог

Передача вышла под заголовком «Маг чуть не погиб, спасая невесту от родового проклятия» и побила все рекорды по количеству просмотров. Невеста Маша, над которой сдавшийся Андрей все же провел обряд, вышла замуж за третьего избранника Колю, который благополучно дотянул до свадьбы и погиб только через год, разбившись в лепешку на мопеде. Количество алкоголя в его крови было такое, что судмедэксперт подозревал, что парень отдал концы от алкогольного отравления еще до столкновения. Но об этом телевизионщики благоразумно умолчали. В конце концов, вдова и невеста — разные вещи…

© Воротилов, 10.11.2020. Свидетельство о публикации: 10050-179627/101120

Комментарии (0)

Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...