Цикл “Есенин“
Читателей: 14
Инфо

I

Знаю… знаю – ты меня не любишь.
Оттого бродить мне по земле,
Чтобы вдалеке чужие люди
Грустно пели песню обо мне.

Что же? Что же? Мне ли чувством грезить,
Если испокон сложилось так,
Что всё нежное, на шее ноги свесив,
Истекает ядом на уста.

Нет, я не ищу иной дороги,
Да и ты сама – моя стезя…
Только отчего же эти дроги
Хоть немного придержать нельзя?

Знаю… знаю – я давно отмечен
Тем клеймом, что навзничь бьет сердца.
Всё, чем я был жив, давно далече,
Полыхая пламенем конца.

Так и что мне? Я уже не струшу.
Так смелей клади свои перста
На мою израненную душу
И мои холодные уста.

II

Оттого и сердцу стало сниться,
Что горю я розовым огнем (с)

Когда сдаётся, что всё пройдено на свете
И блеск росы не выдаёт отрады дня,
То мне не жаль, что сад, раскинув ветви,
Уже не вспомнит больше про меня.

Когда один осеннею порою
Я по листам гадаю о судьбе –
Благословляю небо голубое
И вспоминаю песню о тебе.

Пусть песня та не мной одним испита –
В ней дышит май берёзовостью дней.
И пусть давно стучат за мной копыта,
Но я пою всё громче и сильней.

А что ж не петь? Ведь всякому живому
В краю теней отмечен свой удел.
Вот потому и ласковому слову
Уж не спасти, кто к миру охладел.

И я гляжу уныло на зарницы
Промокшим и отмучившимся днём.
Пускай же в час прощальный мне приснится,
Что я сгораю розовым огнём.

III

Я отныне не стану плакать,
Я и так уж ни мёртв, ни жив.
Золотые огни заката
Утонули в промозглой лжи.

Мне так грустно в такую пору,
Хоть бери и на части рви
Свою душу. И над простором
До утра, словно зверь, реви.

Но я больше не буду плакать,
Потому мне осталось лишь
Прятать слёзы в цветенье мака
И смотреть на огонь вдали.

По кому он, бездумный, светит?
Не по мне ли? Ведь с давних пор
Всё, что есть во мне, верно метит
На пустующий косогор,

Под которым меня похоронят
Далеко от знакомых мест.
И застынет в моих ладонях
Тихий вздох и застонет лес.

Встрепенётся от сна собака,
Что была мне последний друг.
Но я больше не буду плакать.
Лишь смеяться. Пока умру.

IV

Что-то стал я печален шибко,
Свою голову к сердцу склонив.
Заиграла чуть слышно скрипка
Незнакомый восточный мотив.

Я устал свою бедную душу
Волочить из притона в притон.
Чем я это теченье нарушу,
Где спою по себе канон?

Захудалая степь. Дышат кони
И хрипят на кровавый восход.
И в любом их предутреннем стоне
Слышу я свой забитый народ.

И пускай его дух не разбудишь -
Мне с таким по пути привелось...
И здесь хочешь-не хочешь, а будешь
Испивать с ним крещенских рос.

Только как полюбить отчизну,
Подарив тень улыбки лицу,
Если в каждом цветении жизни
Есть уже притяженье к концу?

V

Зашумела дорога из мака,
словно песнь завела обо мне.
И осенняя города слякоть
остывает в моем вине.

А ты помнишь, как все было ново
в отражении первых звезд?
Я тогда свое каждое слово
заплетал тебе в цвет волос.

Все прошло. И шальные годы
опочили со мной в тиши.
Опрокинулась под небосводом
наша прежняя звонкая жизнь.

Отыскала ли ты другого?
Смог ли я утонуть в другой?
Отзвучит ли любовью снова
для кого-то из нас прибой?

Отгорим ли мы новой болью
или смерть бывает лишь раз?
Подступает луна к изголовью
и стекает сентябрь из глаз.

© Александр Щедринский, 26.07.2017. Свидетельство о публикации: 10050-150585/260717

Комментарии (6)

Загрузка, подождите!
1
Anny G26.07.2017 14:14
Ответить
Спасибо. Понравилось)
2
Куратор
Ответить

браво!!!
Вот это круто!
«Захудалая степь. Дышат кони
И хрипят на кровавый восход.
И в любом их предутреннем стоне
Слышу я свой забитый народ.»

3
Ответить

Anny G, спасибо)

4
Ответить

Виктория Кравцова, и вам спасибо)

5
26.07.2017 15:26
Ответить
Аааах! Здорово! ++

квинтэссенция)+

Загрузка, подождите!
Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...