Авантюра 2649. Ирина.
Читателей: 11
Инфо

Ирина

Она произнесла восемь цифр в обратном порядке. Видимо, блокировка и правда исчезла, потому что и ключ она вспомнила легко, и место узнала как родное. Вот так просто открыла дверь в переход между вагонами и вместо пропахшей мочой и железом лязгающей движущейся как челюсти темноты шагнула в утро, в цветущий сад, в тоннель ясеневой аллеи с почти архитектурно сомкнутыми аркой высоко-высоко над головой зелёными ветвями. “Как в храме“ - зачарованно подумала Ирина, вступая под своды листвы, пронизанной зримыми лучами солнца.

Аллея вела к входу в западное крыло, и Ирина точно знала, что именно там ее покои, которые Элена пренебрежительно окрестила “детской“. На самом деле, отведенная ей часть анфилады состояла из ее спальни, ее будуара, столовой залы и нескольких гостевых комнат, которые в отсутствие гостей не все пустовали. Одну из них предоставили Марушке, камеристке и наперснице третьей принцессы ди Фрези-Дорнэш. Именно к ней сейчас и направилась Ирина, поднявшись мимо склоненных лакеев на второй этаж. Манто она сбросила на ходу на руки одному из них и уверенно прошагала к комнате камеристки. Та будто ждала ее, дверь тотчас же распахнулась и молодая госпожа была быстро и бесцеремонно втянута внутрь.

- Получилось, слава небу! - после нескольких секунд молчания произнесла грудным голосом пытливо вглядывающаяся в ее лицо довольно молодая смуглая женщина с черными косами, короной уложенными на голове. Простое тёмно-синее платье  на ней выглядело дорого, подчеркивая аристократичность сухощавой фигуры и царственную осанку. “Да, ты не из простушек“ - с невольным уважением подумала Ирина.

- Готова? - полуутвердительно спросила Марушка, и женщина пожала плечами: - Да, наверно...
Нужно во что-то свадебное переодеться, да?
- Это платье и есть свадебное, Элена. - имя было произнесено с неуловимым нажимом. - Драконы предпочитают все оттенки красного. Или зелёного, но это скорее для мужского гардероба.
- А на голову?
- Нет, дорогая! И даже мыть голову в день венчания не полагается.
- Это ещё почему?! - удивлённо уставилась на камеристку юная госпожа.
- Чтобы ритуал знакомства прошел с наибольшей вероятностью успешно.
- Как это??
- Элена, дракон должен убедиться, что у будущей жены есть шансы поселиться вместе с ним в его замке и делить с ним его спальню. А поскольку даже в нижней ипостаси драконы не совсем люди, то знакомство начнется с практически животного обнюхивания самцом неведомой самки. И первое, что он обнюхает - это твоя макушка. Именно там ты пахнешь сильнее и правдивее всего.
- Да неужели? Никогда бы не подумала... Я считала, что сильнее всего человек пахнет подмышками и в области ступней, а уж самцы в первую очередь сама понимаешь куда нос суют.
- Глупости не говори, девочка! - сурово отозвалась Мврушка. - В этих местах запахи другого происхождения, а запах твоей вагины, абсолютно точно, имеет большое значение, и обнюхиванию ее во время ритуала будет обязательно уделено должное внимание, но первое впечатление самец дракона получает, обнюхав твою макушку. Ты же даже прическу сделала в драконьих традициях, длинные волосы их раздражают, мешая вкусить аромат возлюбленной. Этот запах содержит не только естественный букет твоего тела, но и показывает эмоции, темперамент, нрав, ум и даже сексуальность его носительницы.
- Вот это да... - недоверчиво протянула Ирина. - а о чем же тогда говорит им вагина?
-  О готовности к спариванию, об остроте и искренности желания, она приманивает самца, обещает ему рай прямо здесь и прямо сейчас.
-  А где будет проходить обряд?
-  Во дворцовой часовне правого крыла, непосредственно перед церемонией венчания, при всех приглашенных.
-  Но как же...
-  Всегда так делается, это традиция.  Да ты не бойся, даже фасон свадебного платья для подобной ситуации тщательно разработан!

Ирина подошла к зеркалу и осмотрела роскошную юбку своего свадебного наряда. Действительно, запа´х подола откреплялся от бедра, и под ним две детали юбки соединялись хитроумным образом так, что при проведении ритуала знакомства платье как бы и не распахивалось до пояса. Ирина изучила все и успокоилась.
Марушка внимательно наблюдала за новой подопечной. Затем, нарушив молчание, задумчиво произнесла:
- А знаешь, ты мне нравишься, Элена. Я вижу, у девочки не просто получилось задуманное, ей ещё и повезло именно с тобой. Скажи-ка, только предельно откровенно - наш разговор тебя шокировал? Напугал? Вызвал отвращение? Что ты сейчас испытываешь и что привело тебя к этому чувству? Не лги мне, я вижу все. Но ответь.
Ирина отвела глаза от зеркала, запахнула платье, пристегнула обратно на крючок и, повернувшись к Марушке, завороженно глядя ей прямо в глаза, ответила:
- Первое - стыд. И сразу страх. Потом включилось воображение, и неожиданно возник кураж. А уже у зеркала, представив все наглядно, я...
- Ты сейчас крайне возбуждена и в тебе разгорается желание познать этого неизвестного мужчину, так? - в упор глядя на женщину, уверенно сказала камеристка.
- Да.
- Вот! Шанс один на миллион, и мы его не упустили!
- Марушка, я не понимаю, в чем удача то?
- Ты не первая принцесса этой семьи, вышедшая за дракона.
- Чт-то...? И что случилось?
- Четвертая принцесса, Илона, два года назад обвенчалась с драконом северной семьи, Дарреном. Год назад она вернулась в свою родную семью.
- Боже, какой ужас! И что, ее лицо... Оно...
- Конечно. Правда, ее муж отнёсся к ней бережно, шрам небольшой, у виска, почти не испортил красоты твоей сестры. Но оба настолько травмированы последствиями бесплодного брака, и король, ваш отец, сильно подавлен. Вот в этом и удача, что ты не примешь эстафету черной беды. Ты женщина, самой природой созданная для того, чтобы стать драконицей. В тебе горит истинный древний огонь.
- Тогда почему в нашей проекции мои романы заканчивались пшиком, ничем? Почему все мои мужчины раз за разом оставляли меня с проклятиями?
- Именно поэтому, Элена. Каприз судьбы, выверт Провидения ли, но ты слишком сильно горишь для обычных человеческих самцов. Останься ты в своей жизни, ничего этого бы не узнала и продолжала бы множить и множить роковой опыт.
Ирина слушала удивительное откровение, побледнев и еле дыша. Потом взяла наперсницу за руку:
  - Марушка, покажи мне его!
  - Ты не увидишь, девочка. Ты даже не обладаешь ментальной магией, как прежняя Элена! И, кстати, в вашем измерении она не сможет ею воспользоваться в полной мере - нет связки с телом.
  - А ты видишь его? Какой он?
  - Остановись. Подумай. Какой смысл знать заранее то, что ты не в силах ни отменить, ни исправить? Он внешне не хуже и не лучше прочих драконов, а то, что должно открыться только тебе - только тебе и откроется.   Доверься себе. А сейчас последние штрихи. Ты позволишь мне посмотреть цвет твоих истинных глаз? Эти черные радужки не твои. Нет гармонии с той, что внутри этой красавицы.
  - Да, пожалуйста, а что может это  изменить? Линзы?
  - Нет. Опусти веки и представь, что смотришь в зеркало и разглядываешь свои глаза, они тебе знакомы каждой черточкой в радужке, каждой ресничкой. Смотри на них. Смотри. Смотри. Все, открывай!
Ирина распахнула глаза и Марушка чуть удивлённо выдохнула.
- Девочка, это судьба. Ваши глаза - они абсолютно одного оттенка зелёного. Кстати, о глазах. Ещё одна традиция. Войдя в часовню, что бы ни происходило, до момента, пока вас не объявят мужем и женой, стой, потупив взор. Можешь вообще закрыть глаза, можешь просто смотреть в пол и ни за что не поднимать их на жениха.
- Здрасьте, а если он мне не понравится?
- Это не имеет значения, детка. В нашей проекции от брака с драконом не то, что невеста - ее родители не смеют отказаться. Да и смысл им отказываться? Драконы владеют большей частью алмазных копей и практически всеми месторождениями драгоценных камней и металлов. Брак с драконом или будет долгим и счастливым, и родители будут щедро вознаграждаемы в течение всей жизни, или аннулируется через год, и родителям заплатят щедрые отступные, да и отвергнутая жена внакладе не останется.
- Что, все решают деньги?
- Многое. Есть и ещё один резон, среди драконов нет уродцев, старцев - они живут очень долго и практически не стареют до самой смерти - и злодеев. Они либо горячи, либо холодны, если их сердце не отзывается на женщину, но никогда не жестоки.
- Что?! А клеймо???
- Да, клеймо. Согласна, тебе это должно казаться садизмом, но это для безопасности как самой бывшей жены, так и претендентов на обладание ею. Драконы все поголовно ментальные маги,  их связь с теми, с кем они хотя бы раз были близки, остаётся навсегда. А ревность их широко известна, и не дай небо испытать их ярость. Поэтому бывшие жены считают за благо тихо доживать в кругу семьи, тем более после дракона ни один человек не впечатлит.
- Что-то мы отклонились от темы. Почему не положено смотреть на жениха-то?
- Для дракона взгляд любого человека прямо в глаза означает дерзкий вызов. Реакция у них моментальная, и даже сам дракон не знает заранее, насколько она будет агрессивной.
- Так что же, я постоянно рисковать буду после свадьбы?
- На жён это не распространяется.
- И то хлеб.

Обе притихли. О чём думала Марушка, невозможно было прочитать по ее лицу, а мысли Ирины разбрелись в разных направлениях...

Как-то всё это было чересчур. Будто попала в чей-то фарс, и прямо на сцену, роли не знаешь и вся надежда на суфлера.
И как там Элена? Девочке повезло, что вовремя сбежала, в ирининой родной проекции мира все было проще, никто не заставил бы девушку современных взглядов, воспитанную вне религиозной среды, отказаться от собственного выбора. И все же, если бы обмен состоялся парой дней раньше, принцессе пришлось бы вляпаться в вероломство супруга Ирины. А ведь никто насильно в ЗАГС не гнал. Обман, предательство, аферы, манипуляции, от которых не убережешься заранее. А про дракона все понятно и разложено по полочкам. Может, это и к лучшему?
Странно, что Ирину вообще предстоящая церемония не возмутила и не разгневала. Разве это нормально, что она сходу не отмела саму возможность подвергнуться такому унижающему действу? И тем не менее, женщина не нашла в себе никакого отвращения, только чувственное ожидание. И теперь даже мысль об этом заставляла вибрировать какую-то сладкую струну внутри нее.

- Марушка, послушай! Элена упомянула, что я могу взять тебя с собой, во дворец дракона...
- Гэртана.
- Гэртана. Ты согласна последовать за мной?
- Разумеется, девочка.
- И ещё она надеется, что можно наладить связь с ней.
- Этого я не могу обещать. Здесь, в нашем мире, мы легко поддерживали ментальную связь, но сейчас, без ресурса своего тела, своего мозга, она вряд ли смогла бы удержать мост. Давай на это особо рассчитывать не будем. Настраивайся на известную нам последовательность событий.
- Повтори мне, пожалуйста, ещё раз всю цепочку, я всё-таки смутно себе это представляю...
- После церемонии венчания во дворце короля будет праздничный прием, в главном церемониальном зале, на котором вы обязаны с мужем провести с гостями не менее часа, после чего прилично будет покинуть гостей и отправиться в дом мужа. Я поеду с вами, в другом экипаже. Наряды твои собраны, и не только наряды. Я подобрала целую укладку необходимых книг, язык ты будешь понимать хорошо, как только приспособишься считывать информацию, запечатленную в памяти Элены. К тому же, первый час торжественного приема в честь новобрачных подразумевает вручение молодым даров и подношений, так что багаж у тебя будет внушительным.
- Даже думать не могу обо всем этом барахле, оставим себе удовольствие разбирать сундуки на свободные часы в доме дракона... Надеюсь, они у меня будут?
- Если не понравишься мужу, то сколько угодно. Если понравишься,  то на ближайшие дня три я бы планов не строила.
- Даже так?.. - и Ирина погрузилась в осмысление своих перспектив.
- Сколько у нас времени?
- Еще три часа до начала церемонии. Хочешь отдохнуть?
- Ох, нет, не до этого мне сейчас. Нужно узнать как можно больше о  драконах. Что я уже знаю. Можешь дать мне, чем и на чем писать?
Марушка встала, подошла к туалетному столику и вынула из плоского ящика под центром столешницы красиво переплетенную в кожу с тончайшим змеиным узором тетрадь и тонкий отделанный перламутром карандашик со свинцовым грифелем.
- Итак, что мы имеем, - сосредоточенно начала Ирина, открыла тетрадь и стала записывать:
“  1. Драконы женятся в соответствии с традициями. Удачный брак на всю жизнь, неудачный на 1 год.
    2. Драконы молоды, привлекательны, сексуально мощны, порядочны, благородны.
    3. Они ревнивы, вспыльчивы, в гневе опасны, холодны если не влюблены.
    4. Они предсказуемы.
    5. Они все решают сами, жены под защитой драконов от самих же драконов, но ни на что не влияют.“
Марушка наблюдала за Ириной молча, потом подошла, решительно отобрала блокнот, сказала:
- Нет, давай вот что сделаем. Ты выглядишь усталой, глаза совсем       потухшие, разденься и ложись спать. Два часа сна восстановят твои силы, а я пока запишу сюда все, что тебе стоит узнать.

Через два часа Ирина проснулась удивительно бодрой, на маленьком столике у кровати стоял поднос с тончайшего фарфора чайной парой, кружевной серебряной тарелочкой с миниатюрными булочками и большим белым чайником, прикрытый салфеткой.
На блюдечке под чашкой лежали три тонких ломтика лимона.
Пока Ирина пила чай, она просмотрела записи Марушки.

“Драконы издревле населяют этот мир. Люди появились в нем гораздо позднее. По преданию, до их появления драконы размножались только внутри вида. Но что-то произошло, природный катаклизм, и в семьях стали умирать дети женского пола. В течении смены двух поколений половозрелые самки (из рожденных до катастрофы) были уже разобраны самцами, и оставшиеся без возможности продолжить свой род подросшие драконы развязали войну за самок. В результате численность вида сократилась более чем втрое. И тогда пришлось принимать кардинальные решения.
Из проекций, населенных человеческой расой, было доставлено десять невест. История знала примеры удачного смешения двух рас, но человеческая жена могла рожать только сыновей-драконов, дочери были людьми.  
Итак, было заключено десять браков среди высшей драконьей знати, и все они оправдали ожидания. Когда дочери драконов подросли, из человечьих миров были доставлены мужчины для них и новые женщины для выросших сыновей. Люди стали обживать этот мир, драконы поделили территорию и позволили людям жить по человеческим законам. Наладили сообщение между континентами, используя как свои древние магические ресурсы, так и человечьи технологии.
В семьях драконов магия наследовалась только одним ребенком, независимо от пола. Девочек без магических способностей или девочек-магов с более слабым даром отдавали замуж за людей, а сильных, которых называли “видящими“, забирали кланы магов-драконов и воспитывали, обучали управлять даром.“

- Марушка, так значит, ты из драконов?
- Я родилась в семье человека и дочери дракона, не обладающей магией. Сестра моей прабабушки была сильнейшей видящей первого, самого могущественного клана, мне передались гены. В десять лет, когда мой дар дал о себе знать - я оступилась на обрыве и упала, но не разбилась, включилась способность к левитации - меня увезли в дом клана глубоко под горой Трейн, где я посвятила учебе пятнадцать лет жизни.
- А как же ты оказалась здесь?
- Нас направляют в дома, где есть засватанные невесты драконов, чтобы охранять и подготавливать будущих жён к жизни с мужьями-драконами. Когда брак заключается, мы вольны решать, останемся ли при подопечной, во дворце или в башне, или нас посылают к следующей невесте.
- И ты...
- Я была наперсницей первой жены Гэртана.
- Правда? И ты не поехала с ней?
- Отчего же. Я пробыла рядом с Лилией вплоть до рождения ее единственного ребенка, дочери Вэйлан.
- У моего жениха есть ребенок? Но почему тогда... Когда это все было?
- Пять лет назад.
- Что случилось? Как ты оказалась рядом с Эленой?
- Лилия умерла, став драконицей и матерью. Гэртан сообщил мне, что более мне нечего делать в его дворце. Не разрешил мне даже увидеть малышку и попрощаться с телом моей подопечной.
- Что-то в этом не так. Расскажи мне все.
- Видишь ли... Драконы живут по своим законам. И эти законы не писаны, системы правосудия у них нет. Общепринято, что ни один дракон не имеет права причинить смерть другому дракону, но есть два исключения.
Если внутри семьи между братьями возникнет  борьба за главенство, это считается делом семейным и допустимо все, вплоть до убийства, и, разумеется, возмездие и кара тоже вершатся внутри семьи. А второе исключение - измена жены. В этом случае позволено убийство как жены, так и того, кто посягнул на честь мужа, будь это даже дракон. Причем в этом случае покарать может как сам муж, так и старейшина рода, или правитель страны.
- И Лилия...
- Да. Она была честолюбивой девушкой, а Гэртан старшим сыном и наследником в своём роду. Его отец был сильным магом, легко проникающим сквозь проекции и время. Младший брат Гэртана унаследовал магию отца и стремился стать старшим рода после смерти отца, которая наступила по непонятной причине. Траттон - так звали брата - искал слабое место Гэртана, который по природе своей недоверчив, а после кончины отца вообще оградился от семьи, уединившись с женой и десятком слуг во дворце. Мать его и брат вынуждены были жить в наследном замке матери, который раньше считался гостевой резиденцией. Траттон изучил, когда старший брат покидает дворец на несколько дней по торговым делам, и в одну из таких отлучек проник во дворец. Гэртан не посвящал ни жену, ни нас, слуг, в суть своих взаимоотношений с братом, и Траттон был принят с надлежащим почтением. Далее был ещё визит, и ещё... И Лилия повелась на вкрадчивые речи о грядущих перспективах, о том, что её уединенная жизнь может смениться светской, с балами, приемами, визитами друзей и родных... Ну и, конечно, на драконье неотразимое очарование. Очень скоро она обнаружила себя и в объятиях деверя, и в паутине заговора против мужа. Она неплохо относилась к мужу, и не была легкомысленной или распущенной. Она была честолюбива и горда, это ее и сгубило.
- Но... Она родила Гэртану дочь...

Марушка молча смотрела на Ирину.

- Дочь... Ребенок Траттона?
- Так ему сказала Лилия. Перед смертью.
- Ты знала? Что я спрашиваю, ты не могла не знать! Ты видящая.
- Знала. И знала, что каждый вечер на столик у изголовья Гэртана ставится стакан с отравленным мятным напитком. И каждый вечер меняла этот стакан на другой. Я не могла выдать Гэртану его брата, не выдав Лилию. Она выдала себя сама. Во сне она несколько раз произнесла имя любовника.
- Как банально...
- И тогда Гэртан допросил меня. Лгать не имело смысла, если дракон задаёт вопросы, он видит, правдивы ли ответы. Я просила его только дать родиться ребенку. Дети священны для драконов, тем более я видела и сообщила ему, что будет девочка.
- И он согласился?
- Он необычный дракон, Элена. Мрачный и трепетный, суровый и нежный, молчун и поэт, недоверчивый и наивный. Скрытный и искренний. Я бы сказала, гораздо более человечный, белая ворона в драконьей стае. Он просто стал думать, как уберечь жену от кары, если станет известно о ее падении. А весть могла разлететься в любой момент, слуги всегда все видят и слышат, для этого и магии не надо. Но про заговор знала только я. И об этом предупредила Гэртана. Знаешь, как он рассуждал? Он сказал, что раз брат рвется к главенству, рано или поздно один из них убьет другого. И оставшийся в живых будет мужем Лилии. Поэтому нужно пока просто спрятать беременную женщину от карающего меча. Когда она исчезнет, сообщить слугам, что Лилию покарал закон, предупредить о смерти за распространение информации и поменять весь штат прислуги
- и тогда вернуть жену во дворец и дать спокойно родить дитя.
- Я что-то не понимаю, запуталась. Как Гэртан решил поступить с братом? Тот же маг, сильный маг, ты сказала, что-то с перемещением в проекциях, во времени...
- Гэртан благороден и наивен, девочка. Он решил вызвать брата на поединок и тем решить судьбу главенства. Но брат исчез.

Продолжение следует.

© Camilla, 06.10.2017. Свидетельство о публикации: 10050-153416/061017

Комментарии (0)

Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...