Всего лишь
Читателей: 26
Инфо

Это такая правда - на волосок
от самого себя. И опять срываюсь,
лезу в иллюзии по уши - так в песок
прячется от испуга трусливый страус.

Лезу в пустопорожний словесный бред,
маюсь по междустрочьям размытых текстов.
Это такая правда, в которой мне
нечем дышать, как будто в пространстве тесном.

Тут ничего не сделаешь: верь, не верь,
но, даже если мысли-слова крылаты -
тот, кто рожден был ползать - всего лишь червь.
Правда смертельна. Иначе она неправда.

© Мирра Эль, 21.11.2013. Свидетельство о публикации: 10050-86477/211113

Комментарии (16)

Загрузка, подождите!
Страница: 1 2
11
Thief23.11.2013 03:29
Ответить
да нет… финал разный… кто вывезет…
12
Мирра Эль23.11.2013 08:09
Ответить

Девочки, спасибо за отзывчивость!
Мэт, а вообще-то ты прав — все относительно. Сегодня настроение уже иное) Спасибо!

13
Camilla23.11.2013 12:53
Ответить

А вот я тебе одну сказочку скопировала — с детства люблю Феликса Кривина!

Пошел Гусь  в  огород посмотреть,  все  ли  там  в порядке. Глядь -  на
капусте кто-то сидит.
     - Ты кто? - спрашивает Гусь.
     - Гусеница.
     - Гусеница?  А я  - Гусь, -  удивился Гусь и загоготал. - Вот здорово -
Гусь и Гусеница!
     Он гоготал и хлопал  крыльями, потому что такого интересного совпадения
ему никогда встречать не приходилось. И вдруг замолчал.
     - А ты почему не хлопаешь? - спросил он почти обиженно.
     - У меня нечем, - объяснила Гусеница. - Посмотри: видишь - ничего нет.
     - У  тебя  нет крыльев! -  догадался Гусь. - Как же ты  летаешь в таком
случае?
     - А я не летаю, - призналась Гусеница. - Я только ползаю.
     -  Ага,  - припомнил Гусь, -  рожденный  ползать летать не может. Жаль,
жаль, тем более, что мы почти однофамильцы...
     Они помолчали. Потом Гусь сказал:
     - Хочешь, я научу тебя летать? Это совсем не трудно, и если у тебя есть
способности, ты быстро научишься.
     Гусеница охотно согласилась. Занятия начались на следующий день.
     - Вот это земля, а это - небо.  Если ты ползаешь по земле, то ты просто
ползаешь, а если ты ползаешь по небу, то ты уже не ползаешь, а летаешь...
     Так говорил Гусь. Он был  силен в  теории.  Из-под  капусты  высунулась
чья-то голова:
     - Можно и мне? Я буду сидеть тихо.
     - Ты что - тоже Гусеница?
     - Нет,  я  Червяк. Но  мне бы  хотелось летать...  - Червяк  замялся  и
добавил, немного смутившись: - Это у меня такая мечта с детства.
     - Ладно,  -  согласился  Гусь. - Сиди и  слушай внимательно.  Итак,  мы
остановились на небе...
     Они занимались каждый день с утра до полудня. Особенно старался Червяк.
Он сидел не шелохнувшись и смотрел учителю в рот,  а по  вечерам старательно
готовил уроки и даже повторял пройденный материал. Не  прошло и месяца,  как
Червяк уже мог безошибочно показать, где находится небо.
     Гусеница не отличалась такой прилежностью. На уроках она занималась бог
знает чем: плела паутину  и обматывала себя, пока не превратилась из  живой,
подвижной Гусеницы в какую-то восковую куколку.
     - Так у нас дело не пойдет, - делал ей замечание Гусь. - Теперь я вижу,
что ты, Гусеница, никогда не будешь летать. Вот  Червяк полетит  - за него я
спокоен.
     Червяк и тут прилежно слушал учителя. Ему было приятно, что его хвалят,
хотя  он  и прежде не сомневался, что полетит: ведь у него по всем предметам
были пятерки.
     И вот однажды, придя на занятия, Гусь застал одного Червяка.
     - А где Гусеница? - спросил Гусь. - Она что - больна?
     - Она улетела, - сказал Червяк. - Вон, посмотрите. Видите?
     Гусь посмотрел, куда показывал Червяк, и увидел Бабочку. Червяк уверял,
что  это  - Гусеница,  только теперь  у  нее выросли  крылья.  Бабочка легко
порхала в  воздухе, и даже сам Гусь не  смог бы за ней угнаться,  потому что
хоть он и был силен в теории, но все-таки был домашней птицей.
     - Ну, ладно, - вздохнул Гусь, - продолжим занятия.
     Червяк сосредоточенно посмотрел на учителя и приготовился слушать.
     -  Итак,  -  сказал  Гусь,  - о  чем  мы говорили  вчера?  Кажется,  мы
остановились на небе?..


Это я к тому, что не каждый червяк — червяк)))

 

Последний раз редактировал Camilla 23.11.2013 12:54
14
Ответить

Вдруг заметил: название не очевидное. Не в лоб. Но, судя по отзывам, это никого не смутило — по существу разобрались. Почти все. Поздравляю. 

Последний раз редактировал Пётр Лукоправ 24.11.2013 05:29
15
Belka25.11.2013 14:13
Ответить

Правда — это правда. Это… ммм… как любовь) она не может быть хорошей или плохой.  Она либо правда, либо неправда. А наделение ее положительными или отрицательными значениями — дело наших умелых ручек (читать как «мыслей/отношения») ;) Иллюзорный мир хорош как средство временного укрытия.
Ну а вообще, как всегда, Мируш, твои стихи прекрасны, чувственны и главное — правдивы;)

16
Мирра Эль25.11.2013 21:25
Ответить

Ками, какая сказка замечательная… почти сказка. Я читала как-то ее в стихотворной интерпритации, тоже занятно изложено. Так-то владение теорией еще не есть показатель летучести, увы)
Петр,  я и сама толком не разобралась в своих мыслях-чувствах… вот и получается, стих этот — отражение того самого смятения.

Катюша, согласна — временно и не иначе. Но подобные укрытия просто необходимы… хотя бы для того, чтобы не терять ощущение правды — по контрасту)
 
Чет вспомнилось:

«Это невозможно!» — сказала Причина.
«Это безрассудство!» — заметил Опыт.
«Это бесполезно!» — отрезала Гордость.
«Попробуй...» — шепнула Мечта.
 
Спасибо, дорогие мои!


 

Загрузка, подождите!
Страница: 1 2
Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...