БЛИЦ + “Настоящий волшебник“ 19.05.2016
Блиц + / Читателей: 11
Инфо

Страничка конкурса
http://poem4you.ru/?do=konkurs&id=350

********************************************************************************************************************************

Обзор конкурса Блиц 22.05.2016 Волшебный от
Воронцовой Антонины

http://poem4you.ru/vorona/Poeticheskiy-obraz--eto-vsegda-translyatsiya-smyis.html

«Поэтический образ — это всегда трансляция смысла».
Федерико Гарсиа Лорка

     Итак, тема последнего блица «Если бы я на одну неделю стал настоящим могущественным волшебником, то...». Чем же занялись бы поэмчане, если бы с ними случилась такая оказия? Как бы они распорядились своим могуществом? Какие фантазии пришли им в голову, а главное как они их реализовали – вот что сегодня будет являться основным предметом моего конкурсного обзора. Мы в последнее время много говорим о техническом совершенстве стихотворений, что пора перейти к их внутреннему содержанию.  
     К сожалению, а может, к счастью, авторы оказались, в основном, достаточно консервативны, никаких особых изысков никто не продемонстрировал. У всех достаточно обычные желания, которые можно обобщить в одно - желание сделать всех счастливыми.

«…Чтоб закончились в мире все войны,
Чтоб помочь всем застрявшим в беде…» (Фантазия)

«За семь дней волшебства я смогла бы спасти человечество». (Наивное)

«…Волшебником ровно неделю….
Без горя и вечной войны.
Чтоб счастье для всех, без предела
В победном глотке тишины» (Волшебником ровно неделю)

«…Как мы волшебниками на недельку станем,
Как мир изменим ясным утром ранним,
Как нам цветы споют, благоухая.
Как все полюбят и простят друг друга...» (Не помню, чтобы мне читали сказки)

     При этом многие ассоциировали свое всемогущество с Божьим, бессознательно (или сознательно?) бросая камешек в его огород. Он столько тысячелетий не может сделать людей счастливыми, избавить человечество от войн, голода, болезней и прочих напастей, а тут новоявленный волшебник за неделю смог бы решить эту проблему. Вот так всегда, нам кажется, что обладай мы силой и возможностью, мы бы изменили этот мир в лучшую сторону.

«…Седмицу дней творил бы мир, -
По Божьему подобию, -
Чтоб стали счастливы все мы,
Любимыми и добрыми!..»  (Волшебный сон)

«Я всемогущий от рожденья
Таким меня задумал бог
Продолжу я его творенья
То, что он раньше сам не смог…» (Я всемогущий)

     Правда, некоторые авторы, только представив такую ответственность, нашли в себе силы честно признать - нет, не по плечам мне эта ноша, я либо бед натворю, карая всех подряд, либо мои добрые побуждения весь миропорядок низведут до абсурда.

«…Вообще говоря, и идей у меня немного,
Мыслишка всего-то одна: за всё наказать плохих.
Слегка поиграть в Немезиду…
…Будь я волшебником... Просто судил бы всех,
А после - одним патроном - помог и себе уйти.
Короче, друзья, вам прямо скажу, без врак:
Слава Богу, спасибо, братцы, что я не маг». (Предположим, допустим)

«…Хорошо, что – не волшебник.
Приморился что-то я…» (Кошмарный сон)

«…Погиб во мне волшебник. Вам
Я говорю, как будто каюсь…» (Поэт-волшебник)

«…Но даст ли кто-то мне ответ:
Полезно это или нет?..
…Пусть лучше думает о мире
Сам Бог, как это суждено». (Не дам)

«…Чтобы не было войн и насилия,
Разобраться в проблемах всех страждущих.
Только вряд ли такое осилю я...» (Новый мир)


     Другие же и вовсе пошли дальше – за чудесами углядели сложный мир со своими законами и товарно-денежными отношениями. Оказалось, что у каждого чуда есть и цена своя, и срок годности.

«…Решил договор наш проверить.
А там... ну одни запреты,
На всякое чудо – смета,
Отчеты за каждое действие,
Нехилый налог в бюджет…»  (Договор)

«…Скажем так, волшебство ограничено.
Срок - неделя! А что, разве мало?..» (Новый мир)
     И все же большинство авторов, прекрасно понимая наивность и несбыточность своих мечтаний, не отказались бы воспользоваться этой заманчивой возможностью.

«…Я бы сделала многое... Жаль, что от детской наивности,
Не избавит меня никакое, увы, волшебство». (Наивное)

«…Как хорошо волшебником ведь быть!
Сидеть лишь дома, ничего не делать…
…Как жаль что на неделю дар мне дан…
…Жаль не могу остаться навсегда
Волшебником, и жить с тем даром вечно…»  (Да какой из меня волшебник)

     Однако, приятно сознавать, что некоторые авторы не ждут «манны небесной», хотя и мечтают о ней, а готовы сами творить каждодневное и посильное для каждого чудо.

«...Я что хотел, исполню без труда,
Не нужно волшебство же тут конечно!»  (Да какой из меня волшебник)

     Но для меня на конкурсе не случилось ни откровений, ни поэтический открытий. Я бы даже сказала, что и самой поэзии не случилось. А случились хорошо или плохо рифмованные тексты, с не всегда ясной и четко сформулированной мыслью. Некоторые стихи совсем не соответствовали теме.
     Например, автор «Я всемогущий» воспел в стихотворении себя любимого, сказав, что для счастья все есть в наших руках, но совершенно непонятно воспользовался ли он неделей волшебства и каким образом. Весь стих пропитан пафосом, поэтому особенно заметны корявые обороты и логические перехлесты. ЛГ автора смело берется за работу самого Бога, которую тот (Бог) так и не смог выполнить, но обычный человек сделает, тем более, если он поэт.

«Я всемогущий от рожденья
Таким меня задумал бог
Продолжу я его творенья
То, что он раньше сам не смог…
…Продолжу я его творенья
Ведь он стихи писать не мог!»

«…Жить в счастье, радостным и сытым
Иль обратить всё в тлен и прах…»

     Затем автор ставит в один ряд – счастье, радость и сытость, тем самым давая читателю понять, что именно сытость делает его счастливым и радостным.  И тут же говорит, про тлен и прах, будто противопоставляя его выше перечисленному, забыв, что плотские утехи, к коим относится сытость, и есть тлен и прах. То ли автор неправильно выстраивает предложения, используя союз «иль» скорее для связки слов, либо совершает более серьезную ошибку, не понимая смысла употребляемых им выражений.

     Или, например, автор «Ночной волшбы» не только смутил меня незаконченной историей черного мага, но и тем, что видел, как пасутся вороны с котами.

«…Я вздрогнул от страха и сна невольно :
рождался весенний день .
коты и вороны паслись спокойно ,
дома зарывали в тень…»

      Умение ЛГ вздрагивать от страха и сна невольно и одновременно – потрясающе и пугающе. Возможно, это последствия семидневных мук, особенно дня последнего:

«…Шесть дней по дорогам - Сума да Чума ,
и стертые ветром дни .
Я рвался к Эдему без сна и покоя ,
я солнце заплел в венок …
И день мой седьмой , словно клик конвоя ,
на муки меня обрёк…»

     Осталось для меня загадкой кого и зачем «дома зарывали в тень», по мне логичнее было бы написать «дома зарывались в тень». Я могла бы предположить авторскую описку, но все стихотворение само за себя говорит. В нем больше нелепостей, чем смысла. Особенно удручает, что это «быль». К сожалению, ни атмосфера черной магии, ни наличии соответствующей атрибутики (дольмены, глефа) не смогли реанимировать» стихотворение. Маколей Томас Бабингтон говорил, что «… ни один человек не может быть поэтом, не может даже любить поэзию, если он, хотя бы в малой степени, не душевнобольной». Я с ним где-то согласна, но не стоит усердствовать в своем помешательстве.
     Автору «Поэта-волшебника» я хочу напомнить цитату Ломоносова М.В.: «Те, кто пишут темно, либо невольно выдают свое невежество, либо намеренно скрывают его. Смутно пишут о том, что смутно себе представляют».

«…И стал волшебником крутым,
Чтоб посетить Москву и Крым
Моей лирической Державы…»

     Судя по названию географических объектов, кажется, что лирической державой автор считает Россию, но не тут то было –

«…Державы, что зовётся Я…»

     Явно неожиданный поворот ставит читателя в тупик, при этом чувствуется и размах автора, и его волшебная нескромность.

«…Крещёной божию рукою
В воде нагорного ручья,
Под переливы соловья
И ставшею моей судьбою...»

     Здесь непонятно, имеется в виду рука самого Господа Бога? Или у нагорного ручья была еще чья-то рука? И если «крещенОй», то получается, что это Божья рука была крещена. Не голова, не нога, а рука, часть тела. А если ЛГ хотел сказать, что его крестили, то стоило бы написать «крещенЫй». И для меня остался вопрос: кто стал судьбою – держава Я, рука, вода?

«…Раздолье дав дурным словам,
Я этой жизнью возмущаюсь…»

     Мне иногда тоже хочется дать раздолье «дурным словам», когда читаю подобные творения.  

     Я уже говорила, что, по моему мнению, «поэты» в этом конкурсе отдыхали. Возможно и Музы тоже, поэтому общий уровень произведений достаточно слаб. Автор стиха «Не помню, чтобы мне читали сказки» слишком затянул вступление, описывая нелегкое детство ЛГ, да и сами возможности волшебника свелись к банальностям, о которых автор упомянул в стихотворении.

«…Как все полюбят и простят друг друга,
Поймут, увидят тех, кто уж за гранью
(Хоть кажутся утопией желанья).
Мечтаем, чтобы люди от недугов
Освободились. Чтоб настало лето
И мы летали журавлями в небе,
Не умолкал, чтоб птиц веселый щебет,
Чтоб правильные находить ответы…»

     Стихотворение «Не дам» тоже ничем не удивило и не порадовало. Одно хорошо, автор хотя бы был искренним.

«…Но даст ли кто-то мне ответ:
Полезно это или нет?
…Пусть лучше думает о мире
Сам Бог, как это суждено.
…Итак, наверное, друзьям
Я денег все-таки не дам…»

     Искренним оказался и автор стиха «Да какой из меня волшебник», что мне непременно хотелось бы отметить. Пускай стих не сложился, но автор хотя бы не гонится за глобальным, а желает для себя абсолютно реальных вещей.

«…А у меня желаний тысяч пять!
Вернуть жену, сбежала ведь дурёха,
И главное попить да и пожрать
Да! точно выпить! где дружок мой, Лёха!

Хочу купить себе ещё мопед,
Деньжат побольше, может тысяч десять,
Сходить в театр, а может на балет
К реке на мост и в воду ноги свесить

Как хорошо волшебником ведь быть!
Сидеть лишь дома, ничего не делать,
И за грибами в осень не ходить
Раз! захотел, и можешь их отведать..»

     Скажете, примитивно? Возможно, но автор смог выделиться из массы желающих изменить мир. Просто у него другие желания, и в отличие от многих, пускай коряво, но он сделал правильный вывод –

«…Жаль не могу остаться навсегда
Волшебником, и жить с тем даром вечно,
...Я что хотел, исполню без труда,
Не нужно волшебство же тут конечно!»

     О «Волшебным сне» много говорить не буду, понимая, что во сне всякое может быть, но поэзия требует и красоты слова, и ясности мысли. Здесь же все в кучу, опять отсылка к Богу, и миряне, и детекторы, и милую, и караю.

«…Свёл матерщину бы к нулю, -
Наказывал по полной…
…Я б ввёл детекторы… любви –
Для первого свидания, -
…Я б применил детектор лжи –
Всей власти, всем чинушам:
…Добром бы зло я поглотил, -
Дав каждому – по вере!..
…Я б всех чертей согнал в подвал
И надавал им «в дыню»!..
Седмицу дней творил бы мир, -
По Божьему подобию, -
Чтоб стали счастливы все мы,
Любимыми и добрыми!...»

     Вдруг закралась мысль, что возможно, куратор сбил авторов, сделав акцент на фильме «Брюс всемогущий» и недельным сроком. Ведь в фильме речь идет именно о замещении Бога, а не о волшебстве. И Господь создал наш мир за семь дней. Никто не вспомнил Гарри Поттера или Волан-де-морта, Мерлина, и других колдунов, волшебников, магов. Слишком много авторов сочло Бога самым могучим волшебником и решило развивать эту тему. А тема волшебства, так и осталась нераскрытой. Постеснялись авторы своих желаний, слишком устойчива вера людей, что именно власть и важный пост дает неограниченные возможности, а не само умение, пусть даже крохотное - творить чудо. Куратор сыграл злую шутку с авторами, и они так и не смогли совершить волшебство – превратить рифмованные строки в поэзию.
     Стихотворение «Фантазия» в этом смысле тоже не отличается от большинства,  - стандартно, избито, привычно, с замашкой на роль Творца.

«…Сотворила бы мир здесь иной,
Только тщательно и осторожно,..»

     Ах, какое самомнение! Думаю и наш Создатель хотел как лучше, но разве все зависит от него?

«…Буду я что есть силы нестись…»

     Очень некорректное употребление глагола «нестись» вызывает четкую ассоциацию с курицей, уж простите.
     Автор «Волшебником ровно неделю» тоже оказался в «божественной теме».

«…Что сделать, не знаю, я право—
Волшебник он всё же не Бог…»

     Только когда автор пишет, что волшебник не Бог, непонятно, то ли волшебнику далеко до Бога, то ли Богу до волшебника. Ведь далее, автор заявляет, что

«…Да, Богу пришлось бы непросто
Исправить свихнувшихся чад,
И Землю, божественный остров,
Вернуть, как Эдем свой, назад…»

     А мы считали, что волшебник может все. А Бог, получается, нет? Значит ли это, что автор коснулся сам того не ведая, такой философской темы – кто могущественнее и предельнее –  волшебник или Бог. И можно ли считать  это одним и тем же?
А далее под копирку

«…Чтоб счастье для всех, без предела».  

     Немного интересней показались следующие два стихотворения. Первое - «Предположим, допустим». Ну, здесь автор, взял тему Брюса Всемогущего и Бога за основу, а далее развил свои идеи о переустройстве миропорядка, правда, утомившись всех карать, решил закончить всеобщим концом света. Хорошо, что вовремя осознал свое «субъективное» суждение о жизни и людях, и понял, что «трудно быть Богом».

«…Слегка поиграть в Немезиду, как было дано, до срока,
И каждой сволочи в мире раздать от души под дых!
Всех и каждого дружно, разом призвать к ответу,
Спросить за уснувшую совесть громко и строго…
Проверить на вшивость все-все на свете законы,…
Набрать самых мелких монет большие вагоны
И засыпать ворюгам в глотки, пускай нажрутся…
Будь я волшебником... Просто судил бы всех…
Слава Богу, спасибо, братцы, что я не маг…»

     Ну, что и мы скажем, Слава Богу, что автор не маг и не Бог!

     Второе стихотворение - «Новый мир». Здесь автор попытался придумать преамбулу, правда, несколько затянул эту «ученическую историю», скатившись в очередные банальности. Нужно было преодолеть три катрена, чтобы дойти до действий ЛГ. Автор попытался объять все: и личное, и общественное, и даже Божественное.

«…Первым делом, конечно, про сессию!
И работа престижная сразу же!
И карьера! И денег немерено!.
А ещё чтобы в чём-то прославиться!
Чтоб еда была в доме голодного,
Чтоб лекарства достались больным.
Чтобы не было войн и насилия,
Разобраться в проблемах всех страждущих…»

    И вот, намечтавшись, ЛГ понимает, что от сиюминутных желаний ее увело к решению мировых проблем, и возникает вопрос: «А по Сеньке ли шапка?»

«…Только вряд ли такое осилю я...»

    Но подруга ЛГ, как чертик из табакерки подначивает:

«…Ой, да ладно! - подруга хихикает, -
Так создай новый мир! Ты же маг!...»
  
     На что автор отвечает:

«…Ведь когда-то и он идеален был.
Этот мир... Он был вовсе не плох.
Создан был и с любовью подарен нам…»

     Вот так всегда, какой бы мелкой не была проблема, мы всегда увидим в ней глобальные истоки. Одно порадовало – автор не стремится всех покарать, и «разрушить весь мир насилья и построить новый». Автор оставляет нам надежду, что можно и этот мир изменить, сделав если не идеальным, то хоть чуточку лучше. А мы знаем, если хочешь изменить мир, начни с себя.
     Так, потихоньку мы подобрались к трем наиболее достойным, по-моему, призовых мест работам.
     Автор «Кошмарного сна» подошел к теме с юмором. Может, мне не хватило ни особой техничности, ни образности, ни изящности слога. Но автор нашел наиболее приемлемую и выигрышную для себя подачу стихотворения. На общем фоне глобальностей и божественности, его стих, как глоток воды – простенько, искренне и главное, легко и в меру комично, без перегибов и пошлости.

«…Я проснулся в понедельник,
Из запоя выходя,
Хорошо, что – не волшебник.
Приморился что-то я…»

     ЛГ автора даже во сне устал быть волшебником, а всех и дел-то было исполнено – удовлетворение бытовых потребностей близких.

«…Я – в реалиях опять.
И стою с разбитым носом,
Вмиг супругу разглядел.
Машет скалкой мне с вопросом: –
Ты куда зарплату дел?..»

     Немного жалко героя, но ему накануне, видно, было хорошо. А судя по тому, что жена не досчиталась зарплаты, возможно для кого-то наш герой был волшебников и в реальности.
     Стихотворение «Наивное» в общем нельзя назвать оригинальным, автор мог бы оставить первое предложение  остального не писать:

«За семь дней волшебства я смогла бы спасти человечество...»

     Все остальное подробное раскрытие этой фразы.
    Автор  «Наивного» так же горит желанием осчастливить всех,  как и другие авторы.

«…Я бы сделала многое... Жаль, что от детской наивности,
Не избавит меня никакое, увы, волшебство.»

     Но меня подкупило в стихе, во-первых, попытка придать некоторую художественность образам. Во-вторых, и самое главное, автор сумел меня убедить в искренности и бескорыстности своих желаний, не рассыпался в словоблудии, не утонул в море ненужных подробностей, избежал пафоса и нравоучений. Автор прекрасно понимает всю тщету и наивность своих желаний. Хотя он и считает, наивность недостатком, именно наивность придает ему очарование. Ведь, что такое наивность – простодушие, непосредственность, естественность, детскость. В каждом из нас живет ребенок, и я рада, что автор слышит своего «внутреннего ребенка».

     Наиболее оригинальным мне показалось стихотворение «Договор».

«…За то ли, что круто фигачу поэзию,
А может рандомно, без цели
Сделали меня волшебником на неделю…»

     Как говорится, сам себя не похвалишь… Ну, что, некоторая нескромность даже придает пикантность стиху.  Авторское прочтение показалось интересным и вполне профессиональным. Хотя мне ближе классические стихи, но автор был убедителен и абсолютно уместен  в этой нестандартной форме. Причем, мне прочлось достаточно легко, я не испытала проблем, вероятно потому, что стих ритмически точен.
     Помимо самой формы я выделила бы идею – автор сумел очень точно ее передать. О том, что чудо – всего лишь сделка и у него есть своя цена и жесткие ограничения.

«…Начал довольно смело,
Мол, наколдую бессмертие.
Но вылезло, как в винде
Критическое сообщение:
“Завершить невозможно процесс“.
Тогда решил превратить неделю,
Ну хотя бы в две.
Тут же пришло СМС:
“Недостаточно средств
Для выполнения действия“.

Решил договор наш проверить.
А там... ну одни запреты,
На всякое чудо – смета,
Отчеты за каждое действие,
Нехилый налог в бюджет.
Не сладко быть магом в РФ.
Ладно, перекантуюсь недельку.
А думал – нет хуже профессии,
Чем поэт.»

     Автор проводит параллели между поэтом и волшебником, и как выясняется, быть им «не сладко». Хотя у меня есть технические и стилистические претензии к стихотворению «Договор», я бы назвала его самой удачной работой.
     Думаю, волшебства в нашей жизни достаточно, просто мы разучились его воспринимать как волшебство. Мы слишком много принимаем, как должное. И нам все время мало. Писатель Ричард Бах считает, что отличить волшебника от простого человека очень просто: если вы не можете понять, как у него «это» получилось, перед вами волшебник. Думаю, поэты немного волшебники, потому что они умеют обычным вещам придавать волшебства. И когда, я не понимаю, как автор написал стих, я понимаю, что, если он не ПОЭТ, то уж точно, волшебник!

     Всем волшебной удачи и поэтического мастерства!
© Воронцова Антонина, 23.05.2016. Свидетельство о публикации: 10050-133131/230516

© Критик, 23.05.2016. Свидетельство о публикации: 10050-133151/230516

Комментарии (0)

Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...