Новые поэтические формы: «пирожки» и «порошки»
статьи / Читателей: 11
Инфо

Автор: Крылова М.Н.


Современная русская литература не является застывшим явлением, о чём свидетельствует появление не только новых талантливых авторов и произведений [1], [2], но и новых жанров, например, таких малых жанров сетевой поэзии, как «пирожки» и «порошки». «Пирожок» – это «четверостишие, написанное четырёхстопным ямбом, строчными буквами, без знаков препинания, с отсутствием явных рифм» [3]. Количество слогов по строкам пирожка: 9-8-9-8. «Порошки» появились несколько позже «пирожков», на которые очень похожи, но отличаются количеством слогов в последней строке (9-8-9-2) и наличием рифмы второй и четвёртой строк. С.Н. Петренко отмечает, что форма «порошка», «развиваясь в русле традиции жанра-предшественника, не столько усложняют его поэтику, сколько пытаются расширить его семантическое поле за счет создания провокативных текстов с более экономной и выразительной поэтической формой» [4, с. 132].

В дальнейшем анализе мы не будем отдельно рассматривать «пирожки» и «порошки», так как при некоторых различиях формы, они близки по содержанию и стилистике. В сетевых источниках достаточно строго определены требования к данным стихотворным формам, среди которых отметим: «В пирожках используются только маленькие русские буквы и пробелы. Любые другие символы запрещены. Нельзя использовать знаки препинания, дефисы. Большие буквы ВОТ ТАКИЕ запрещены. Совсем запрещены. Даже в именах собственных. Цифры прописываются буквами: не 2012, а “две тысячи двенадцать”. Скрытые слоги прописываются явно: “александыр”. Аббревиатуры прописываются с гласными: не КГБ, а “кагэбэ” не ВДВ, а “вэдэвэ” не MTV, а “эмтиви”. Можно изменять орфографию по своему желанию: ”чорный” “вобще” “пришол” “вещ” “жызынь” “ево” “литсо”. Мат не приветствуется» [3].

Сразу после появления «пирожки» и «порошки» стали невероятно популярными. Сегодня количество авторов и читателей этого типа поэзии постоянно растёт. К примеру, в социальной сети «ВКонтакте» число членов группы «Пирожки» приближается к полумиллиону, увеличиваясь на одну-две тысячи сторонников жанра в неделю.

Пирожки и порошки стали таким интересным сетевым явлением, что практически сразу привлекли внимание исследователей. Публикации, посвящённые им, датируются 2012-2015 гг. М.Я. Дымарский характеризует пирожки и порошки как «упражнения в остроумии» [5, с. 387]. С.Н. Петренко рассматривает особенности их текстопорождения и специфику комического дискурса, выявляя связи данной формы сетевой поэзии «со смеховой фольклорной традицией и поэтикой абсурда и нонсенса в литературе» [4, с. 129]. Л.Е. Клемят трактует «пирожки» как явление, развивающееся в духе постмодернизма, выделяя в них следующие важнейшие черты постмодернизма: «интертекстуальность, иронию и черный юмор, креативные и игровые аспекты, апелляцию к различным художественно-историческим эпохам, взаимодействие со средствами масс-медиа» [6, с. 87]. В.Ю. Прокофьева оценивает «пирожки» как «жанровые трансформации поэтической миниатюры в непрофессиональной сетевой литературе» [7, с. 75]. Отношение к пирожкам и порошкам у исследователей разное, и не всегда положительное, к примеру, М.Я. Дымарский отмечает их пустоту и бессодержательность [5, с. 390], с чем не согласны большинство учёных, мы также согласиться не можем и попытаемся доказать свою точку зрения в ходе данного исследования.

Цель данной статьи – анализ жанровых, языковых и стилистических особенностей «пирожков» и «порошков» как малых жанров сетевой поэзии с целью определения их места в системе современной русской поэзии, перспектив развития поэзии.

От других поэтических жанров малые жанры отличаются в первую очередь размером. Малый объём стихотворения, по мнению С.Н. Петренко, связан с желанием автора удобно разместить текст на экране компьютера, без необходимости прокрутки [4, с. 129-130], однако, по нашему мнению, малый объём имеет скорее социальные и психологические причины. Краткость отражает ритм жизни современного человека. На создание или чтение длинного текста у языковой личности просто нет времени, и это приводит к стремлению поместить глубокую, объёмную мысль в небольшую форму. С учётом того, что краткость традиционно считается в нашей лингвокультуре «сестрой таланта», ограниченность объёма стимулирует появление действительно талантливых произведений. Кстати, в установочных публикациях для начинающих авторов малый размер не только декларируется, но и объясняется: «хороший пирожок описывает ситуацию таким образом, что у читателя возникает картинка, которая шире чем написано» [3].

На первый взгляд, авторы пирожков и порошков обычно стремятся остаться анонимными, С.Н. Петренко отмечает: «Хотя авторство в большинстве случаев указано, оно носит условный характер: автор неразличим за сетевым псевдонимом, или никнеймом» [4, с. 134]. На самом деле, никнейм много значит для жителей сети. В группе «ВКонтакте» он сопровождается гиперссылкой на страницу автора, где можно поближе познакомиться с создателем особо понравившегося стихотворения, завязать с ним личную переписку, высказать замечания и благодарности. Авторы «пирожков» и «порошков», несомненно, талантливые люди, творческие, обладающие стремлением парадоксально смотреть на мир и происходящие в нём и с ними события. О креативности, в числе прочего, свидетельствует немалое количество картинок с «пирожками» и «порошками» в виде подписей.

Тематика анализируемых поэтических миниатюр разнообразна. В.Ю. Прокофьева отмечает в «пирожках» «разнообразие тем, перекликающихся с тематикой поэзии классической: тема поэта и поэзии, природы, любви, философская тематика и тексты “на злобу дня”» [7, с. 75]. Действительно, языковой личности, прибегающей к данной поэтической форме, свойственны стремление к философским размышлениям, попытки разобраться в себе, в окружающих, в мире, его устройстве, навести порядок в своих мыслях и чувствах:

в дом входят будущего люди
у каждого ружьё и штык
и в наши мелкие проблемы
тык тык (0331 muzz Волшебница).

Во многих стихотворениях присутствует тема смерти, звучат же они при этом, как правило, не трагически, а юмористически:

олег и смерть сошлись в неравной
безмолвной схватке на полу
олег краснеет с хлебом в горле
смерть смотрит новости и ждёт (dyrilka muzz Arhistratig)

Смерть тесно переплетена с жизнью, трактуется как её часть, а человек, соответственно, как часть всего мира, живого и неживого:

оксану посадили в парке
на видном месте чтоб она
вдыхала выдохи прохожих
и выдыхала кислород (dyrilka);

стоит олег не шелохнется
покрытый с головы до пят
меж пней гнилых семейкой дружной
опят (Михаил Гаевский).

Привлекает внимание стремление авторов «пирожков» шутить над собой, рефлексировать по поводу своего участия в проекте и увлечённости им:

распространенный нынче случай
сказал в раздумье психиатр
четырехстопный ямб без рифмы
порой переходящий в бред (петкутин).

В стихотворениях нередко поднимаются актуальнейшие жизненные проблемы, отражающие состояние общества и место личности в этом обществе. И здесь мы имеем возможность увидеть, что сегодня более всего волнует молодого человека. Причём выясняется, что это как обыденные проблемы, к примеру, равнодушие к жизни, нежелание работать, неумение найти своё место в сложном мире:

вновь безработного олега
никто не хочет брать к себе
нет стажа навыков и знаний
да и желанья тоже нет (Хиор),

так и сложные проблемы, связанные с верой, например, с попытками найти своё осмысление религии:

я не молюсь большому богу
я маленьким богам молюсь
в надежде что они чуть ближе
и человечнее чуть чуть (Дарья).

Большая часть стихотворений отражает оптимистический настрой языковой личности, её умение видеть прекрасное в мире, несмотря на все трудности:

зима бежишь с горы кататься
наперекор своей судьбе
и кажется что минус двадцать
тебе (бочкарёв);

При этом даже о своих серьёзных проблемах языковая личность умеет сказать образно, лирично, показывая своё отношение к ним как к преходящим, неглавным:

когда живешь не высыпаясь
то кажется отдельным сном
замедленный режим морганья
на стадии закрытых глаз (zvezdochet)

Одним из излюбленных авторами «пирожков» и «порошков» средств языковой выразительности является метафора:

сойдутся ножницами стрелки
отрежут лишний лоскуток
твоих желаний прошлогодних
твоих несбывшихся надежд (Сыр).

Сравнение же представляется для стиля «пирожков» и «порошков» слишком простым средством, и обычно плавно «перетекает» в метафору, углубляется последующим комментарием:

сомнений нет я исписался
как ручка или карандаш
а ты всё водишь по бумаге
тем что осталось от меня (колик).

они нас гнали словно стадо
не потому что лучше нас
не из за классовых различий
а потому что стадо мы (Zinаid)

Хотя наблюдаются и стихотворения, полностью построенные на сравнении, однако при этом возможность сопоставить и найти черты сходства в различных явлениях доводит авторов до парадокса:

ты как рояль аделаида
коснуться струн твоей души
могу я только ударяя
по белым клавишам зубов (dingo)

Нередки в малых стихотворениях и аллюзии, отсылки к потенциально известным читателям прецедентным текстам, среди которых тексты классической литературы:

свеча неровно догорала
и становилось всё темней
а судьбы так и не скрестили
теней (elena-durak);

в том числе детской:

куя блоху под сильной лупой
мечтал о технике левша
хотела нанотехнологий
душа (Никтур);

советские фильмы:

москва еще тогда не знала
когда не верила слезам
что очень скоро не поверит
глазам (elena-durak);

произведения русского смыслового рока:

а я уже наверно умер
по крайней мере часть меня
гулявшая под майским ливнем
под песню группы дэдэдтэ (Ana Maria) и т. п.

Среди аллюзий выделяются те, которые относят к сакральным текстам, причём часто наблюдается «травестирование сакрального образа» [4, с. 130]:

вы можете стать ближе к богу
сказал архангелам исус
а то те трое в белых рясах
не попадают в объектив (макс колесник muzz djfedos).

Ирония, юмор и, как следствие, разнообразные способы создания юмористического составляют основу «пирожков» и «порошков». Каламбур, несомненно, является главным, стилеопределяющим средством для создания маленьких стихотворений:

я предлагаю мировую
сказал уставший президент
и добродушно улыбнулся
и мировая началась (ethopmevoila);

ремонт часов висит табличка
и я несу туда свои
семь тыщ убитых бесполезных
впустую прожитых часов (Jason_FirN);

я получая этот орден
хочу сказать мерси боку
соратникам за чувство локтя
в боку (Мел);

психолог мне рекомендует
вязать носки читать дюма
сходить в кино на дискотеку
с ума (ЯКатюня);

я облегчу твои страданья
я из грибов кореньев трав
сейчас сварю тебе волшебный
отрав (Серёга muzz Nikusya).

Нередки каламбуры с чёрным юмором:

зухра выносит мозг олега
его в газету завернув
она патологоанатом
а дома ждет голодный кот (klassnaya).

Присутствует и фонетическая игра:

ленивый мальчик александыр
был удручающе непрытк
и занимался дрессировкой
улитк (НиРо).

С целью создания юмористического авторы прибегают к приёму эмоционального и стилистического контраста:

ты сделал всё чтоб я осталась
поклялся в искренней любви
ключи и паспорт в сейф упрятал
и ногу в трёх местах сломал (ЯКатюня).

Нередка в «пирожках» и «порошках» гипербола:

геннадий так всего боялся
боялся жить и умирать
боялся что всего боится
и страшно было перестать (moroz)

Одним из жанрообразующих стилистических средств является абсурд:

из шкафа ночью вышла шуба
присела тихо на кровать
погладила с любовью ольгу
потом примерила её (hmuroyesolntse);

С абсурдом прекрасно сочетается (действует в его духе) такое выразительное средство, как оксюморон:

в пустом концертном зале ночью
садится сторож за рояль
и тишина аплодисментов
уносит в прошлое его (navigator).

Бесконечное стремление к оригинальности побуждает авторов искать всё новые способы подачи стихотворного текста, среди которых закрепились внутрисловные енжамбеманы (стиховые переносы):

летят крылатые качели
на них седые ты и я
и облака такие пери
стыя (Идиот & mekch_mat).

Есть и полностью оригинальные способы оформления стихотворения:

поправиламродногожанраяпорошокписатьхотелносломанenterзападаетпробел (раз раз), и появление каждого из них может как привести к формированию ответвления внутри основной формы (как это когда-то произошло с «порошками»), так и остаться единичным.

Необходимо обратить внимание на использование в «пирожках» и «порошках» нецензурной лексики. Несмотря на её присутствие, хочется отметить, что она ни в коей мере не является обязательной для жанра, определяющей его. Нецензурная лексика символизирует «дискурсивное разрушение этических норм» [4, с. 130], это своеобразная игра в области культурных, моральных, этических ценностей. При этом в установочных материалах для авторов строго указано, что не рекомендуется «использовать мат не к месту» [3]. А наши наблюдения за творческой деятельностью авторов маленьких стихотворений на протяжении нескольких месяцев показали снижение количества обсценной лексики и вульгаризмов. Возможно, это как-то связано с деятельностью модераторов, однако скорее мы имеем дело с положительной языковой тенденцией. «Пирожков» и «порошков» с сюжетами на грани приличия, да и несколько за гранью, меньше не стало, однако языковая личность стремится выразить ту же мысль, которая могла бы быть выражена нелитературно, с помощью цензурных слов:

угомонитесь анатолий
я не нарочно вас послал
подумал сами вы хотите
куданибудь туда сходить (Кстати)

Отдельного слова заслуживает орфографическая и пунктуационная свобода «пирожков» и «порошков», вернее свобода авторов и, как результат, их произведений от орфографических и пунктуационных правил. По мнению С.Н. Петренко, «намеренный уход от использования знаков препинания снимает “излишнюю” патетику текста. С помощью этого приема усиливается комический эффект» [4, с. 132]. Среди комментариев данного правила в интернете встречается мысль, причём и со стороны читателей, и со стороны авторов, о том, что стихотворение гораздо лучше выглядело и воспринималось бы, оформленное по законам русского письма. Однако правило есть правило, и нарушать его никто из новых, молодых авторов не пытается. Можно предположить причину его появления в самом начале становления поэтической формы. Скорее всего, неуверенные в своей грамотности авторы (они ведь не являются профессиональными поэтами, не имеют филологического образования, а редакторов при данной форме публикации не предусмотрено) отказались от правил орфографии и пунктуации именно для того, чтобы они их не стесняли. Понимая, что обязательно будут допускать ошибки и заранее их стыдясь, авторы приняли графическую свободу с готовностью и удовольствием. Сегодня можно сказать о двух противоположных следствиях данного правила. С одной стороны, многие «пирожки» и «порошки» теряют без орфографии и особенно без пунктуации часть своей экспрессивной силы:

рыбалка целая наука
у каждой рыбы свой секрет
наживки разные подкормки
вот так и с бабами сынок (Мурка).

Однако другие примеры показывают, что орфографическая и пунктуационная свобода, напротив, служит неким стилистическим средством, способом языковой игры. Стихотворение получает загадочное, непонятное с первого прочтения звучание, и отсутствие знаков препинания заставляет реципиента перечитать текст, чтобы понять его:

я голубей сегодня видел
какие милые черты
я голубей сегодня видел
чем ты (бочкарёв).

То есть орфографическая и пунктуационная свобода могут стать средствами создания каламбура, обусловливая неоднозначность понимания смысла.

Итак, современная языковая личность испытывает потребность в производстве и потреблении поэтических произведений, однако её привлекают необычные, новые формы. Такими популярными формами стали «пирожки» и «порошки» – четверостишья строгой стихотворной формы, свободные орфографически и пунктуационно. Авторы «пирожков» и «порошков» не являются поэтами, при этом их произведения отличаются содержательной глубиной, стилистической цельностью. Авторы демонстрируют владение многими приёмами, свойственными лучшим образцам поэтического творчества: метафорами, сравнениями, каламбурами, гиперболами, аллюзиями, абсурдом и др.

Появление, успешное функционирование и высокую популярность новой малой поэтической формы сетевой поэзии, «пирожков» и «порошков», можно объяснить творческим настроем языковой личности, тягой нашего современника к поэзии, необходимостью для него выражения чувств и мыслей посредством поэтической формы. Быстрое и яркое развитие данной поэтической формы говорит о наличии потенциала у отечественного стихосложения, о том, что российская поэзия жива и способна к созданию новых форм и жанров, пусть и неожиданных, непривычных, отражающих новые тенденции жизни россиянина. Талантливость и мастерство при создании «пирожков» и «порошков» свидетельствуют о наличии у нашего современника способности к поэтическому творчеству, понимания поэзии, что сегодня, в условиях общего понижения интереса к литературе, не может не радовать. Феномен «пирожков» и «порошков» позволяет оптимистически взглянуть как на «жителя» сети, так и на будущее отечественного стихосложения.

http://litset.ru/stuff/12-1-0-587

© Критик, 16.03.2016. Свидетельство о публикации: 10050-129769/160316

Комментарии (1)

Загрузка, подождите!
1
Ответить

филолухи ходили мимо
не понимая ничего
а после напустили дыма
рского

Загрузка, подождите!
Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...