Пэоны
немного из стихосложения / Читателей: 1
Инфо

автор: Антиквар

Этим экзотическим словом называют метры, составляемые четырехсложными стопами. Таких стоп может быть четыре: пэон I (+---), пэон II (-+--), пэон III (--+-) и пэон IV (---+). Нетрудно видеть, что такие стопы могут быть сведены, во всех четырех случаях, к сочетаниям пиррихиев с ямбом, или хореем. Это дало многим исследователям основание не считать пэоны самостоятельными метрами, низводя их до двухсложников. Отличие пэонов от обычных двусложников состоит в их особом, альтернирующем ритме, в идеале представляющем правильное чередование пиррихиев с ямбами или хореями. Но на практике пиррихии часто замещаются другими двусложными стопами – это и дает повод сомневаться в самостоятельности четырехсложников. Рассмотрим их по порядку.

Пэон I – медленный, или даже статичный метр, из-за того, что вслед за ударным слогом с первой же стопы следуют три безударных, то есть, после эмоционального начального всплеска интонации приходит протяжный и длинный безударный интервал. Его настроение – печаль, причем печаль неразрешимая, часто переходящая в бессильную скорбь. В русской поэзии впервые был применен Бальмонтом:

Спите, полумертвые увядшие цветы,
Так и не узнавшие расцвета красоты,
Близ путей заезженных взращенные Творцом,
Смятые невидевшим тяжелым колесом.

Метр идеально выдержан во всех строках, кроме третьей – там в первой стопе ударным слогом оказывается третий – значит, пэон первый в этой стопе замещен сочетанием пиррихий+хорей, или пэон Ш. Полная выдержанность метра здесь нежелательна, иначе ритм стихотворения станет механическим и формализованным.

Пэон I применяется весьма редко. Ещё один его пример: «Ирисы» Надежды Львовой:

Ирисы печальные, задумчивые, бледные,
Сказки полусонные неведомой страны!
Слышите ль дыхание ликующе-победное
Снова возвратившейся, неснившейся весны?

Интересна не только ритмическая, но и смысловая близость стихов Бальмонта и Львовой – и там, и там – о цветах, о печали, и невинности и смерти. Видимо, мелодия пэона I сама влечет к этому. Ещё один пример этого метра – со Стихиры, прямой отклик на стихи Надежды Львовой:
http://www.stihi.ru/2005/07/23-982 (Нэйл):

Ирисы печальные, задумчивые… Синие
сказки, и послания неведомой страны,
И рисунка дивного таинственные линии ~
Словно начертание предсказанной тропы.

Пэон II, напротив, очень подвижный метр, обычно передающий движение, поиск, механический перестук колес поезда, и даже в некоторых случаях – движение массы людей или механизмов. Самый напрашивающийся пример – из песни:

Стою на полустаночке, в цветастом полушалочке…

Великолепная передача движения поезда есть у Даниила Андреева:
http://mirosvet.narod.ru/da/yantari.htm#6

Свисток. Степную станцию готов оставить поезд.
В замусоренном садике качнулись тополя,
Опять в окно врывается ликующая повесть
Полей, под солнцем брошенных, и ровная земля.

Привольный воздух мечется и треплет занавески,
Свистит ветрами шустрыми над плавнями Днепра,
Чтоб окоём лазоревый топить в лучистом блеске,
Купая в страстном мареве луга и хутора.

И если под колесами застонут рельсы громче
И зарябят за окнами скрещенья ферм нагих -
Реки широкоблещущей мелькнет лазурный кончик,
Смеющийся, как девушка, и плавный, точно стих.

Ах, если б опиралась ты о спущенную раму,
Играя занавесками вот этого окна, -
Ты, солнечная, юная, врачующая раны,
Моя измена первая и первая весна!

Уж розовеют мазанки закатом Украины,
И звёзды здесь огромные и синие, как лён,
А я хочу припомниться тебе на миг единый,
Присниться сердцу дальнему, как самый легкий сон.

У того же Даниила Андреева есть поэма о Москве «Симфония городского дня», где пэоном II передается движение массы:

Гремящими рефренами,
упруже ветра резкого,
Часов неукоснительней,
прямей чем провода,
К перронам Белорусского, Саратовского, Ржевского
С шумливою нагрузкою подходят поезда.
Встречаются,
соседствуют,
несутся,
разлучаются
Следы переплетенные беснующихся шин, -
Вращаются, вращаются, вращаются, вращаются
Колеса неумолчные бряцающих машин.

Пэон Ш из всех четырехсложников наиболее част в русской поэзии, больше того, это один из самых древних русских метров. Его характерный напевный ритм можно услышать уже в русских былинах:

Как во славном было городе во Киеве…

В ХХ веке пэон Ш весьма обычен, и очень разнообразен – от урегулированного:

Навевали смуть былого окарины
Где-то в тихо вечеревшем далеке, -
И сирены, водяные балерины,
Заводили хороводы на реке. (Северянин)

до вольного:

Слышишь: к свадьбе звон святой,
Золотой!
Сколько нежного блаженства в этой песне молодой! (Бальмонт, пер. из Эдгара По)

Для пэона Ш характерна протяжная напевность при легкости звучания, при этом содержание стихов, написанных этим метром, может быть самым разнообразным. Вот лишь два примера:

Умиротворенно-тихое, окрашенное нежной чувственностью звучание у Даниила Андреева:
http://mirosvet.narod.ru/da/yantari.htm#9

День открыт нам всеми гранями:
Ритмом волн, блаженным жаром,
Родниками, лёгкой ленью,
Стайкой облаков, как пух, -
Чтоб, влекомые желаньями,
Шли мы вдаль, в его селенья,
За бесценным Божьим даром -
Страстью двух - и счастьем двух.

Экстатически-стремительное, захлебывающееся – у Владимира Высоцкого:
http://www.kulichki.com/vv/pesni/vdol-obryva-po-nad.html

Мы успели - в гости к богу не бывает опозданий.
Так что ж там ангелы поют такими злыми голосами?
Или это колокольчик весь зашелся от рыданий,
Или я кричу коням, чтоб не несли так быстро сани?

Пэон IV – относительно редко встречающийся метр, который отличается очень медленным ритмом (как бы ожидания ударного слога):

Из-за чего, из-за кого все нивы смяты
И поразвеян нежных яблонь белоцвет? (Северянин)

Здесь заслуживает внимания естественность вопросительной интонации, идущей от самого этого чувства ожидания.

В очень редком для Стихиры примере пэона IV:
http://www.stihi.ru/2005/01/20-711 (Нэйл):

Парили думы в запредельности желаний,
Сияла ночь, ловила облачные сны,
Снежинки падали, вальсировали с нами,
И небеса роняли хлопья тишины.

та же медленность, но теперь – в плавном кружении снежинок… И вопросительность – тоже чувствуется, но по-другому.

Завершаю этот обзор следующим. Ясно, что пэон II – прежде всего стук колес, движение, пэон Ш – напевность в различном темпе. А как быть с первым и четвертым? Неужели эти метры обречены выражать только немногие части огромного спектра мелодий и чувств – обреченность и вопросительность? Может быть, это только отражение их редкости (до нынешнего времени) в русской поэзии? Может быть, новое время обогатит их новыми красками?

http://www.stihi.ru/2006/06/05-692

© Критик, 08.06.2015. Свидетельство о публикации: 10050-114224/080615

Комментарии (0)

Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...