Полиметрия
немного из стихосложения / Читателей: 2
Инфо

автор: Антиквар

Мы рассмотрели все возможные метры русской поэзии. Значит ли это, что наша работа по метрике завершена? Нет. Остаются еще незатронутые в этих очерках пути и варианты метрических и вне-метрических способов построения стиха. Один из них – полиметрия, то есть, варьирование метра в течение одного стихотворения. К ее идее придти несложно. Представьте себе стихи, одни части которых написаны одним метром или размером, а другие – иным. Наиболее очевидный пример – текст песни, где куплеты и припев различаются метрически (как это обычно и бывает).

Возможны два типа полиметрии. Первый сводится к тому, что стихотворение состоит из относительно крупных (строфа, несколько строф, как минимум, несколько строк) частей, написанных разными метрами. Это собственно полиметрия (или макрополиметрия, в отличие от микрополиметрии, к которой мы обратимся ниже). Мастером макрополиметрии был Маяковский. В своих стихах он свободно соединял самые разные метры. Вот короткое стихотворение «Прощание» (1925), где первые четыре строки – четырех- и трехиктный дольник, а следующие четыре строки – вольный хорей (в приводимых примерах для простоты снята разбивка «лестницей»):

В авто, последний франк разменяв.
- В котором часу на Марсель? -
Париж бежит, провожая меня,
во всей невозможной красе.
Подступай к глазам, разлуки жижа,
сердце мне сантиментальностью расквась!
Я хотел бы жить и умереть в Париже,
если б не было такой земли - Москва.

Очень многие произведения Маяковского представляют собой полиметрические композиции. Так, стихотворение «Письмо к товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» (1928) является сложным сочетанием двух метров, противостоящих друг другу и по интонации, и по смысловому наполнению. Первый – это 4-3-иктный дольник, голос лирического героя, возвышенный и патетический:

И вот с какой-то грошовой столовой,
когда докипело это,
из зева до звезд взвивается слово
золоторожденной кометой.

Распластан хвост небесам на треть,
блестит и горит оперенье его,
чтоб двум влюбленным на звезды смотреть
из ихней беседки сиреневой.

Чтоб подымать, и вести, и влечь,
которые глазом ослабли.
Чтоб вражьи головы спиливать с плеч
хвостатой сияющей саблей.

Себя до последнего стука в груди,
как на свидание, простаивая,
прислушиваюсь: любовь загудит -
человеческая, простая.

Второй же – четырехстопный хорей (частушечный размер!), иногда осложненный трехстопными стихами с дактилическими окончаниями. Этот второй метр, сниженный до бытового, мещанского, иногда фатовски-хамоватого звучания, пародирует язык и стиль современных Маяковскому поэтов-лириков:

Я, товарищ,- из России,
знаменит в своей стране я,
я видал девиц красивей,
я видал девиц стройнее.

Девушкам поэты любы.
Я ж умен и голосист,
заговариваю зубы -
только слушать согласись.

Вот как эти два столь разных метра взаимодействуют в стихотворении:

Мне любовь не свадьбой мерить:
разлюбила - уплыла.
Мне, товарищ, в высшей мере
наплевать на купола.

Что ж в подробности вдаваться,
шутки бросьте-ка,
мне ж, красавица, не двадцать,-
тридцать...с хвостиком.

Любовь не в том, чтоб кипеть крутей,
не в том, что жгут угольями,
а в том, что встает за горами грудей
над волосами-джунглями.

Любить - это значит: в глубь двора
вбежать и до ночи грачьей,
блестя топором, рубить дрова,
силой своей играючи.

Любить - это с простынь, бессонницей рваных,
срываться, ревнуя к Копернику,
его, a не мужа Марьи Иванны,
считая своим соперником.

Получается картина диалога, происходящего как бы «за кадром», в душе поэта. И эти переходы от дольника к хорею и наоборот совершаются легко, «без стыка», без остановки. Играючи, абсолютно естественно – так, как в разговоре или монологе, в живой речи, непредсказуемо и естественно меняется интонация, настрой, мысль.

Еще более охотно Маяковский использовал макрополиметрию в своих поэмах. Так, поэма «Владимир Ильич Ленин» характеризуется взаимодействием трех основных метров: вольного хорея, дольника и акцентного стиха, причем ведущее значение имеют противопоставленные друг другу вольных хорей и дольник. Таким образом, внутренний диалог может быть передан средствами макрополиметрии не только в лирических, но и в эпических произведениях.

Если для макрополиметрии характерны перемены метра между относительно большими частями текста, и очевидна связь этих перемен со сменой интонации или содержания, то в случае микрополиметрии мы имеем дело с почти постоянными сменами метра – внутри строфы, и даже внутри одной строки, причем эти смены метра в микрополиметрии не мотивируются ни интонационно, ни по смыслу. Микрополиметрия подразумевает полную внутреннюю метрическую неурегулированность стиха, хаотическое и непредсказуемое смешение разных метров внутри его. В русской поэзии наиболее яркие примеры микрополиметрии можно найти в творчестве Велимира Хлебникова. Вот начало раннего стихотворения «Скифское» (1908):

Что было - в водах тонет.
И вечерогривы кони,
И утровласа дева,
И нами всхожи севы.

И вечер - часу дань,
И мчатся вдаль суда,
И жизнь иль смерть - любое,
И алчут кони боя.

И в межи роя узких стрел -
Пустили их стрелки -
Бросают стаи конских тел
Нагие ездоки.

Здесь преобладающий метр – ямб, обычно трехстопный, реже (третья строфа, нечетные строки) четырехстопный. Но такие строки как

И вечерогривы кони

и

И жизнь иль смерть – любое -

могут быть интерпретированы только как дольник.

Привожу еще одно стихотворение Велимира Хлебникова:

Она пошла, она запела
Скорбно, воинственно звонко.
И над головою пролетела
С пером в цвету сизоворонка.
«Я плясунья, я легка,
Я с крылами мотылька.
И на вопрос, путем каковым
Хочу я жизнь свою прожить,
Я отвечу: мотыльковым
Веду кумирам я служить.
Я толпы веселой вождь,
Я усмешек ясных дождь.
Эти белые уступы,
Белой чести белый кремель,
Он захочет, станут глупы
Вожаки грознейших земель.
Любимы мною мотыльки,
Поля, лужайки и цветки.
Я улыбкою грозна,
Любит пляску белизна.
Летом я в саду стрекоз,
А зимой — сестра славянки,
Закрывая мехом санки,
Мчусь на ветер и мороз.
Эй! Кричу чете проезжей,
Скрыта полостью медвежей».

Сколько здесь метров? Ямб (1 строка), дактиль (2 строка), хорей (3 строка), в середине стихотворения появляется и дольник (Вожаки грознейших земель), а преобладающим является хорей, как правило, четырехстопный. Посмотрите сами.

Отвлекусь под конец. Частенько приходится читать и здесь, на Стихире, и на других сайтах, критику так называемых «ритмических сбоев», «невыдержанности размера» и т.п. Думаю, приведенные примеры из классики могут многих смутить. Что ж… судите сами. Всякий авангард – отклонение от привычного – воспринимался современниками как неумелость, техническая некомпетентность. А потом говорили – это гениально! Но и наоборот может быть – мимикрия под авангард, прикрывающая техническую несостоятельность. Как бы то ни было, полиметрия – один из самых сложных технически приемов поэтической метрики, и пусть не вводит вас в заблуждение кажущаяся простота, безыскусность и нарочитая «неправильность» стихов Хлебникова.

И еще один момент. Обратите внимание на строгую зарифмованность всех приведенных примеров – и из Маяковского, и из Хлебникова. Это еще одно подтверждение того, что при ослаблении, расшатывании метрической схемы рифма берет на себя роль главной структурной «скрепы» стиха.

http://www.stihi.ru/2007/09/30/1893

© Критик, 08.06.2015. Свидетельство о публикации: 10050-114231/080615

Комментарии (0)

Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...