инет

Куриная голова (продолжение)
новые / Проза / Читателей: 16
Инфо

ПРОДОЛЖЕНИЕ:

Александр приподнялся на кровати, осмотрелся. Комната его номера, в которой он спал, упиралась в другую комнату, чуть больше, в ней стояли диван, письменный стол и телевизор. Там же находился выход на балкон, дверь которого была приоткрыта – это было понятно по слегка качающимся от утреннего ветерка полупрозрачным занавескам.
И, как это бывает после пробуждения, на Сашу из глубин его подсознания нахлынула первая волна внешнего мира, как бы окончательно пробуждая вырванный из мягких лап сна, еще не до конца наполненный осознанием происходящего, приспосабливающийся к бодрствованию организм. За четыре дня пребывания в санатории “Юность“ он не успел еще привыкнуть просыпаться в своем номере на восьмом этаже правого крыла корпуса №4.
Затем нахлынула вторая волна, и Саша вспомнил, что ставил будильник на телефоне, чтобы не проспать завтрак. Но спускаться в столовую было лень, поэтому он, зевая и потягиваясь, встал и отправился поставить чайник. Попутно включил ноутбук, лежащий на письменном столе. Почистил зубы, потом выпил кофе, после чего окончательно решил не ходить на завтрак, а посидеть немного в номере за ноутбуком. Он сел за стол и открыл начатый им на днях рассказ. Прочитав последний абзац написанного, он, подобно пианисту, занес пальцы над клавиатурой, на секунду задумался и написал:
«– Прыгай с табуретки, – и тут же Александр почувствовал, как рука Бога качнулась и повлекла его за собой вперед.
Повинуясь Божьей руке, корпус его тела наклонился и провалился вперед, в то место, где должна была быть стена – но ее не было впереди, и тогда Александр аккуратно оттолкнулся с табурета и тут же приземлился куда-то, коснувшись ногами чего-то мягкого, руки Бога он уже не ощущал, но сразу же, в своей голове, отчетливо услышал голос Бога: «Открой глаза»»
…и оторвался от клавиатуры в раздумьях, не зная, что написать дальше.
«Нужно как-то обосновать появление волков и Льва Денисовича...  Лев…  Лев – страж загробного мира... »
– Страж загробного мира... – заговорил вслух Александр и почесал голову.
Ему на ум пришла только песня в исполнении БГ, со словами:

Под небом голубым есть город золотой,
С прозрачными воротами и яркою звездой.
А в городе том сад, все травы да цветы;
Гуляют там животные невиданной красы.
Одно - как желтый огнегривый лев,
Другое - вол, исполненный очей;
С ними золотой орел небесный,
Чей так светел взор незабываемый.

«Так-так-так» – продолжал думать Александр. – «Что мы имеем? А мы имеем прозрачные ворота, льва, но у нас нет ни вола, ни орла.»
– Щас мы загуглим, – слова «щас мы загуглим» он снова произнес вслух, шепотом.
В поисковой строке он набрал «Боги загробного мира» – и тут же появилась картинка со свирепым трехглазым быком, и это слово – «Яма». Саша принялся читать и примерять найденные материалы к героям своего рассказа. Они подходили со скрипом, но у него в голове уже созрела целая картина продолжения, и он, наспех дочитав данные Википедии, принялся снова писать. Писал не прерываясь, быстро, в темпе развивающихся в сценах текста событий. И вот, наконец, когда он дошел до слов: «...Александр понял, что сидит на нарах и смотрит в упор на стену…», остановился и перевел взгляд на параллельно открытое на экране ноутбука диалоговое «окно» – там мигало сообщение, содержащее слово «Привет» и одну скобку выпуклостью вправо.
Сообщение было послано Ксюшей Ню. Саша знал ее – точнее, знал как интернет-собеседника, лично с ней знаком он не был, но уже присылал ей первые куски своего рассказа, которые та внимательно читала и они вместе обсуждали написанное. Для Александра она была первым читателем, и ему было важно ее мнение и реакция на написанное. Поэтому он быстро набрал ответное «привет» и тут же прикрепил кусок, написанный им только что, а следом скопировал данные из Википедии, которые ему удалось найти в интернете – в надежде на то, что Ксю ознакомится сперва с текстом, а уж после с самими прототипами, добавленными им в текст в виде героев повествования. Сам же, понимая, что ответ если и придет, то не моментально, отлучился и пошел заварить себе кофе, и мимоходом включил телевизор.
На экране старенького Samsung показывали местные новости: визгливый мужской голос говорил о штормовом предупреждении, а конкретно о том, что возможны сильные порывы ветра и желательно не покидать помещений без особой нужды.
Выслушав это, Саша подошел к балкону, отодвинул рукой край шторы и посмотрел в окно – там, внизу, тянулась к пляжу густая зеленая эвкалиптовая аллея, а за аллеей, меньше чем в полукилометре от корпуса №4 виднелось неспокойное море, над морем висели черные грозовые тучи. Было пасмурно, дул сильный ветер, отчего эвкалипты на аллее раскачивались, моросил мелкий неприятный дождик. Вернувшись к дивану, он сел и начал переключать каналы, и везде программы то и дело прерывались блоком сообщений о штормовом предупреждении.
Александр выключил телевизор и вернулся к ноутбуку. Там на экране гуляла и останавливалась ручка, схематично нарисованная пикселями. Это означало, что собеседник набирает сообщение; и, судя по всему, сообщение от Ксю должно было быть длинным. Наконец, когда оно пришло, на экране появилось следующее:

«Я прочитала. И фрагмент текста, и материалы, которые ты нарыл. Что-то мне грустно стало от того, что ты закопался в мифах. В начале был свободный полет мысли, фантазии, а теперь с этим всем привнесенным мифическим фаршем вряд ли получится сохранить легкость изложения, ну и как следствие - восприятия. Мне кажется, ты и сам не знаешь, куда тебя несет. Я тем более. Но это опасный коктейль, думаю. Из твоего бешеного воображения и найденных «фактов»)) Корова, бычья голова... Не представляю, как ты свяжешь все это вместе, с предыдущими картинками, со сном. Но ведь захочешь связать обязательно, чтобы история не стала просто набором эпизодов… Не получатся ли в итоге дебри непроходимые, через которые с мачете не пробраться (или с обязательными отсылками к Википедии?)) Даже если ты объяснишь. То есть дашь, чем орудовать. Дебри не столько мысли, которая влечет по течению, но и видеоряда, который очень внезапен, и картинки разные, и странные, и порой встают плотиной, это самое течение перекрывая. Нарочитости бы не внести. Мне сейчас сложно представить, что из этого всего выйдет. Но этот отрывок не очень мне нравится, прости. Все. Мне пора)»

Саша прочел это, ухмыльнулся и написал:
«А по-моему очень динамично и ипично вышло. И мне даже очень нравится.»
Слово «эпично» он написал через букву «и», как бы делая все предложение ироничнее, на что получил ответ:
«Я не понимаю, что значит «ипично»? Почти убежала)  Не злись)»
Александр растерянно смотрел на экран, на его лице оставалась улыбка, которую он забыл стереть, и она висела неестественно – просто растянутыми под носом губами. Ему самому казалось, что этот кусок – как глоток свежего воздуха, как динамичный прорыв в скучающем повествовании. Он даже был слегка раздосадован и написал следующее:
«Ипично – это когда хуй пойми что происходить начинает. Это когда пиздец просто.»
«Понятно. Я тоже подумала, что дело к пиздецу идет. Есть у меня такое предчувствие, нехорошее. И это мне тоже не особо нравится, совсем не нравится) Кто бы меня спросил еще) Боюсь уже, если честно, что ты там дальше напишешь)Теперь точно убежала) Пока)»
«Да чего боишься-то?))) Ксю, это всего лишь книжка» – написал Саша, затем посмотрел на аватар собеседника и понял, что собеседник действительно убежал. На экране было написано «Ксюша Ню была в сети две минуты назад»
Александр закрыл ноутбук, встал из-за стола, посмотрел на настенные часы, висевшие в центре комнаты над стеклянным шкафом с посудой. Часы показывали 11:46.
Отведя взгляд от часов, Саша внезапно почувствовал слабость во всем теле, в глазах потемнело , как бывает от резкого вставания со стула, голова налилась свинцовой тяжестью. Он вспомнил, что не спускался завтракать, и связал свое недомогание именно с этим, поэтому твердо решил, что обед он точно пропускать не должен.

Сделав несколько шагов по «уплывающей» комнате, он наощупь добрался до дивана и упал в него, но комната продолжала кривляться в полумраке, в ушах зазвенело. Саша краем глаза заметил непонятные шевеления на балконе за развевающимися занавесками. Беспомощно сидящий в мягкой полости дивана, он в оцепенении наблюдал, как какие-то тени скользили по балконным шторам, словно бы кошка запрыгнула на перила балкона. Но это было невозможно, поскольку его номер находился на восьмом этаже.
Вдруг в комнату залетел голубь и упал на ковер в центре комнаты. В ушах продолжало звенеть, и вся комната в его глазах, не останавливаясь, плавала в полутьме и качалась. Голубь был не серый, а скорее белый, и на него из-за штор прыгнул огромный серый кот, и они замерли в самом центре ковра. Александр присмотрелся и обомлел еще больше – сердце, болезненно пульсирующее в висках, неистово забарабанило, вбрасывая в его голову вместе с кровью спазмы страха и ощущение своей безвольной уязвимости перед происходящим вокруг…
То, что он принял за голубя, было куриной головой, и она была неестественно большой – как раз величиной с голубя, а рядом сидел и смотрел на него не кот, а серый средних размеров волк. Виски готовы были взорваться, он давно уже должен был потерять сознание, но что-то заставляло его не отключаться. Волк облизнулся, отвел взгляд от Александра, оскалился и, схватив зубами куриную голову, побежал в ванную комнату и скрылся в темном прямоугольнике приоткрытой двери.  
Саша неподвижно наблюдал за происходящим, он не мог найти сил, чтоб подняться с дивана и пойти посмотреть, что теперь творится в его ванной. Комната продолжала изгибаться и мерцать, с разных сторон зоны видимости градом сыпали звездочки, растворяясь в самом центре. Ему стало страшно, страшно оттого, что это не проходит, оттого что он видит черт-те что. Ему хотелось, чтобы именно сейчас около него появился хоть кто-то живой, да просто услышать человеческую речь – лишь бы не оставаться один на один с этим ужасом, который охватил все его тело. Нащупав пульт, лежавший рядом на диване, он нажал на кнопку. Телевизор сверкнул, и на экране начало проявляться изображение – вместе с этим Александру показалось, что и звон в его голове, и сердцебиение начинают постепенно отступать.
На экране появились люди, стоявшие возле стола, заваленного разнообразными овощами, они разговаривали и задорно смеялись. В центре стоял седой бородатый мужчина – и по тому, как он себя держал, как живо что-то объяснял, было понятно, что он, скорее всего, является «центровым» в их веселой компании. Он держал в руках закаточную машинку для консервирования банок и увлеченно рассказывал о ее многочисленных преимуществах перед остальными приборами подобного рода, а в частности перед теми, что имеются у каждого в доме.
Александр, уже практически пришедший в себя, снова нажал на кнопку пульта.
На следующем канале он увидел круглый стол и сидящих за ним шестерых мужчин в черных классических пиджаках. В центре стола находился волчок с прикрепленной к нему стрелкой, который как раз в тот момент остановился и указывал на один из бумажных конвертов, так же лежащих на столе. В комнате, где сидели мужчины, было темно, и за их спинами в тени стояли еще люди.
– Итак, – прозвучал голос на экране, – этот вопрос прислал нам Александр из города Сочи.
Голос прервался, и наступила пауза, потом продолжил:
– Внимание! Вопрос!
Раздался звук гонга, и его дрожащий желтый диск на мгновение заполнил весь экран.
– Тишина! – сделав паузу, продолжил голос. – В чем, по мнению Александра, заключается смысл жизни? Внимание, время пошло.
Шестерка игроков оживилась и зашевелилась,  над столом показалась рука с вытянутым вверх большим пальцем, и один из мужчин закричал:
– Досрочный ответ!
Повисла секундная пауза.
– Кто отвечает?
– Федор Двинятин, – тут же ответил мужчина в очках, нервно поглаживая бороду.
– Повторяю вопрос. В чем, по мнению Александра, смысл жизни?
– Забвение, – ответил мужчина и поправил очки. Повисла секундная пауза, и голос за кадром решительно произнес:
– Счет 6-5 в пользу знатоков!
И моментально зазвучала музыка, а люди в пиджаках повскакивали с мест и начали обниматься и пожимать друг другу руки.
Александр переключил канал.
Там на экране беседовали два человека. Один, в растянутой кофте, седой и бородатый, сидел на вращающемся кресле, закинув ногу на ногу (Александру показалось, что это именно тот человек, который на одном из предыдущих каналов рекламировал машинку для закатки крышек). А рядом с ним на обычном белом табурете сидел человек в сером костюме, с кудрявыми, длинными, но редкими волосами, напоминавший переодетого в гражданское усталого клоуна – или постаревшего и местами облысевшего Электроника.
Тот, что в кофте, сказал:  
– Итак, в эфире программа «Время не ждет», и сегодня в гостях у нас профессор, литературовед и вообще замечательный человек Лев Денисович Читрагуптаев, – фамилию профессора у бородача в кофте получилось выговорить только с третьего раза.
Он откашлялся и продолжил:
– И речь сегодня пойдет о влиянии судьбы литературного героя на судьбу его автора. Об иронии судьбы, собственно.
Следом обволакивающим, задумчивым баритоном заговорил сам профессор:
– Знаете ли, дамы и господа, такое явление происходит повсеместно в литературе. Действительно, каждый автор рано или поздно проживает судьбу своего лирического героя. Все дело в том, что сами мысли – они вполне себе материальны, и автор, думая о сюжетной линии, волей-неволей проецирует ее на свою судьбу. Но это не значит, что, к примеру, Лев Николаевич Толстой непременно сменит пол и ляжет под поезд. Нет. Это значит, что в одном из многочисленных кругов Сансары его женское тело будет переезжать бесконечный поезд, бесконечное число раз. Примеров такого явления в истории литературы множество. И чтобы было более-менее понятно, о чем я говорю, я приведу маленький пример: у индусов есть такая притча  об учителе, ученике и манго. Однажды учитель попросил ученика сорвать ему с дерева манго. Ему очень захотелось вкусить этот фрукт. И в тот момент, когда взор его был направлен на этот плод, учитель умер.
Профессор сделал многозначительную паузу и печально посмотрел на свои руки, затем продолжил:  
– У ученика возникла дилемма: выполнить последнюю просьбу или же бросить все и кинуться к своему учителю, побыть, так сказать, с ним в эти скорбные минуты. Ученик решил выполнить последнюю просьбу своего учителя и полез на дерево сорвать манго. Сорвав его, он обнаружил муравья, ползущего по этому плоду. Тогда ученик пальцами раздавил муравья, и в это мгновение перед ним явился его учитель и поблагодарил ученика за то, что тот избавил его от вечного заточения в теле муравья – и исчез.
Профессор еще раз посмотрел на свои руки и театрально скрестил их на своей груди, и в таком положении заговорил снова:  
– Выходит, что, какими бы чистыми не были наши помыслы, очень важно быть бдительным и непрестанно сохранять свою веру, поскольку никто не знает, в какую минуту его сможет настигнуть смерть, и в каком колесе Сансары останется заключенным его ум.
Затем профессор строго посмотрел с экрана телевизора прямо Александру в глаза и сказал:
– Посмотри, сколько времени.
В этот момент камера начала наезжать, взяв крупный план лица профессора, план укрупнялся, и профессор перестал целиком помещаться на экране телевизора. Александру показалось, что его кудрявые волосы вылезли за пределы экрана телевизора, потом оттуда вынырнул палец и погрозил Саше, профессор повторил:
– Посмотри, сколько времени.
Александр посмотрел на настенные часы, на них было половина четвертого. Оказалось, что он уже четыре часа сидит на диване. Но Сашу это не удивило.  Он был необычайно энергичен и странен, глаза его блестели неестественным маслянистым безумием, разум словно бы покинул тело, сменившись чем-то другим, каким-то новым и свободным от мыслей и терзаний ощущением.
– Почему они не смотрят на него?
После этих слов камера начала отъезжать, уменьшая изображение профессора, и тому пришлось пригнуться, чтоб не удариться головой о верхнюю планку телевизора, она задела только его кудри. Наконец план снова стал общим, и они появились на экране оба, профессор и бородач, и синхронно хором заговорили:
– Беги. Беги. Беги на балкон. Они все еще не видят его.
Экран стал черным, потом белыми печатными буквами на нем проявилось слово «ОБНУЛЕНИЕ», затем другое слово «НАЧАЛО», а после «ПОПЫТКА №1», и тут же на экране появилась уходящая своей ногой в море воронка смерча – и она двигалась по морю, и она подходила к берегу, и, подойдя, врезалась в высокие заросли эвкалипта, и, оттолкнувшись от них, возвратилась назад и рассыпалась, падая вниз, на мятую морскую поверхность, словно сброшенное с невидимых плеч длинное серое платье, оставляя шелест брызг от обрушившейся вниз воды.
Затем экран снова сделался черным, возникла надпись «ПОПЫТКА №2» – и сразу на экране появилась точно такая же воронка, но врезалась она уже в двухэтажный ресторан на самом берегу моря, расположенный на территории санатория «Юность» и тоже распалась, вернувшись в море. После последовала «ПОПЫТКА №3» и, наконец, «ПОПЫТКА №4» – на ней воронка протиснулась в створы аллеи и пошла по ней, ломая и подбрасывая сучья.
Экран опять стал черным, и через секунду появилась еще надпись:
«БЕГИ НА БАЛКОН».
Затем телевизор погас совсем.
Александр встал с дивана и почувствовал необычайную легкость в конечностях, тело было послушным и энергичным. В два больших шага он преодолел расстояние до балкона, распахнул приоткрытую дверь и вынырнул на лоджию, глядя, как воронка урагана, изгибаясь над морем, выползает из-за правого крыла корпуса №4. Дул сильный ветер, и эвкалипты внизу раскачивало в разные стороны.

– Смотри. Ураган, – раздался голос на балконе восьмого этажа. 
Странный молодой человек стоял, облокотившись левой рукой на перила, правая же рука его, покинув пределы балкона, выпрямилась в направлении моря, указательный палец на ней был возбужденно оттопырен. Искрящийся отчаянным безумием взгляд человека устремлялся куда-то вдаль. Он что-то шепнул себе в плечо и загадочно улыбнулся. 
– Смотрите! Ураган! – закричали появившиеся на соседних балконах люди.
Но фигурка Александра уже исчезла с балкона.

Куриная голова отважно неслась к лифту, чтобы спуститься вниз и начать разворачивать четыре мраморных статуи в направлении моря. Между пятым и четвертым этажом в голову постучалось воспоминание о том, что время почти четыре и давно пора на процедуры.



30.08.2017 - 22.03.2018* Редактор и спонсор - Camilla (огромное спасибо за терпение)

*- начал писать в августе, потом забил, потом в конце февраля продолжил(это ненужная информация, говорящая только о том, что я не долгий, а скорее трудный автор)

.

© Пикачу, 23.03.2018. Свидетельство о публикации: 10050-158976/230318

Комментарии (14)

Загрузка, подождите!
Страница: 1 2
11
Ответить

Пикачу :

Надежда Вера Ника :
Первая строка. В принципе, если сделать интересно, то почему бы и нет, но надо понимать,
насколько известны эти слова и что у читателя обязательно возникнут определённые ассоциации,
которые могут увести в сторону от твоего рассказа.

Мне нравится, когда рассказ начинается с конца и надо распутывать и разгадывать.
Но слова " В начале было" сразу ориентируют, что это начало, несмотря на то, что это конец истории.
И возникает путаница. Я бы эту фразу, возможно несколько изменённую, сделала концовкой.

– Беги. Беги. Беги на балкон. Они все еще не видят его. 
Экран стал черным, потом белыми печатными буквами на нем проявилось слово «ОБНУЛЕНИЕ», затем другое слово «НАЧАЛО», а после «ПОПЫТКА №1», — это четвертый от конца обзац и там как раз и возникает начало, в котором естественно потом было слово и слов было 2

Я поняла это когда читала, я имела ввиду несколько другое. Может быть неясно выразилась, не знаю.

12
Пикачу02.04.2018 09:58
Ответить

Надежда Вера Ника :
Отрывок с обнажённой девушкой (Ксюша Ню?) так же не слишком ясен. Возможно это намёк на то,
что если бы она была рядом, то лг удалось бы избежать такой участи, но это недостаточно прописано.

ну тут да с этим куском были проблемы именно с его местоположением в тексте. он там нужен только для объяснения  происходяжего. автор написал главу о том как рузрушается его собственное «я» и после умер. и это так похоже на придчу о манго, учителе и учинике о которой говорит Лев по телевизору(придча кстати реальная я ее сам вычитал). но там все четко если бы она настояла на том что это неудачный текст и он бы его удалил, то все могло бы быть иначе, но Саша был непоколебим, а Ксюша опаздывала, а она получается единственный реальный персонаж который был способен повлиять на написанное. ну я там вроде все так и написал

13
Пикачу02.04.2018 10:00
Ответить

Надежда Вера Ника :
Волки. Корова. Думая, что в названии упоминается Один, я решила, что волки это — Фенрир.
Тогда, всё складывается. Один, Фенрир, Ями.
Но в названии оказывается не Один и теперь я не знаю, что думать об этих персонажах.

это все индийская мифология связанная с Богом Ями

14
Пикачу02.04.2018 10:03
Ответить

Надежда Вера Ника :
Мне не хватает деления на главы.

я подумаю над этим, возможно ты права.

Спасибо огромное за прочтение и отзыв. было очень приятно)

Загрузка, подождите!
Страница: 1 2
Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...