В эти неотличимые друг от друга дни,

В эти неотличимые друг от друга дни,
Настигают моё бренное тело неприятные ощущения,
В гнилой голове антитезы скороговорят стихи,
Я в жестоком капкане инсинуации без плана отмщения.
И всё прояснится, застряв в заусенце,
Я слишком тупой и глупый, чтобы умереть,
Наждачная шкура, зубная щётка и старое полотенце,
Продвигаюсь в поход, искать на жопу
свою плеть.
Беззвучный оркестр привезет пустота,
Несуществующую ноту выжмет из тихого органа,
Навеет оцепенение, ужас, мрак, и молва
Изменит психику словно спуском нагана.
Но раздастся до боли знакомый ор,
Который парализует в голове цели и желания,
Этот ор злобен, выше правды, выше гор,
Привнёсет в мою жизнь нервные полые познания.
Увы, В этом мире нет никакого спасения,
Даже в одиночестве, в спертой попой квартире,
Душа, что сводит в груди от адского сметения,
Интенсивно преобразуется в дерьмо, сидя в сортире.
А где-то в близи тикают стрелки часов,
В дали вороны каркают в поисках пищи,
Я лежу на кровати во власти трусов,
Я лежу и молчу,но никто меня не слышит.
Охота снарядилась в дальнюю дорогу,
Она профессионально находит своих жертв,
Путь проложен до цели от порога,
И двинулась охота, обняв любимых стерв.
И мне горе, я по макушку в стыде,
В дерьме глисты извиваются в сотни колец,
Подготавливают приговор на жёстком листе,
О том, что в очередной раз, мне полный звездец.
Я в спешке пихаю бумагу в карманы,
С одним лишь посланием, что я безнадёжен,
Несусь в никуда через вражеские караваны,
И вот я снова по новой встревожен.
Окажусь я там же, откуда убегал,
Мой монокль упал, цилиндр скатился,
Мне ногу на голову поставил амбал,
Теперь я раб и совсем весь разбился.
И жизнь пошла путем ломанной линии,
Мысли заносят в кишащее слизнями болото,
Перспективы замучили воплями могильными,
Все, что осталось, это нервозная работа.
Рот мой вещает языком сырой земли,
Глаза наблюдают за всем шоком, творящимся в мире,
Меня не трудно потерять и не трудно найти,
Вы застанете меня в послушании, либо в сортире.
Я лишь лелею мечты, что обломком унитаза,
Буду спасаться от своих жизненных антагоний,
Пролежу полпути к раю или аду, точно не знаю,
Главное избежать перед смертью адских агоний.
Ядреная слюна завязла в слизистой гофре,
Засыпало снегом мои геморроидальные препятствия,
Грустные усталые, следы от ног на ковре,
В памяти мелькают лица, насмешки и ведьмы сисястые.

Автор: Nail Mochito (http://poem4you.ru/deduser)