Кутузов

Глядел Кутузов на поля,
И выбирал какое,
Для гольфа, стало быть нельзя,
Использовать для боя.

Вот огуречное цветёт,
И тоже не годится,
Пошло бы гладкое в зачёт,
И круглое как пицца.

Футбольные поля малы,
Для массовых баталий,
На кукурузном же стволы,
Не разглядеть деталей.

Внесли с утра благую весть,
От пленного жандарма,
Под пыткой выдал, поле есть,
Размером с два плацдарма.

Фельдмаршал мозгом в думу пал,
Чтоб применить свой гений,
А с ним десяток генерал,
Для плюрализма мнений.

Пусть скачет конница галоп,
И зарядите дулы,
Постройте доты и окоп,
Несите караулы!

Приказы отданы. Котёл,
Заварен Бонапарту,
Французский изорвать камзол,
О нашу алебарду.

Ночь перед боем, на лафет,
Закутавшись в онучи,
Шурша обёртками конфет,
Кутузов лёг могучий.

Приснился санаторий, Крым,
Лакеи с юнкерами,
К обеду жаренный налим,
И дамы с веерами.

Француз ударил роем пуль,
Завыли барабаны,
Как стадо, полчища гаргуль,
Полезли басурманы.

Зловеще знаменем трясут,
Кривят оскалом лица,
Надеясь что взойдёт и тут,
Звезда Аустерлица.

Кутузов тут же рапорт шлёт,
Точить штыки острее,
И не щадить в бою живот,
Как схватит диарея.

И закружилась, понеслась,
Шрапнель над полем брани,
Слепая смерти ипостась,
Что оставляет раны.

В землянке пал Багратион,
Расстрелян был у стенки,
Но не сломил его патрон,
Не преклонил коленки.

Повязку наложив на глаз,
Чтоб целится сподручно,
Кутозов отдаёт приказ указ,
В стою держатся кучно.

Рубил палаш, колол колун,
Топор гулял по шеям,
Плоть на пласты пластал пластун,
В окопах и траншеях.

Их больше, десять на двоих,
А половина геи,
И орудийный гомон стих,
Нет ядер в батареи.

Кутузов глазом не повёл,
Держась молодцевато,
С уздой гарцуя как орёл,
Он закричал, ребята!

Москва за нами и Урал,
Враг хочет наши недра,
Француз матрёшку надругал,
И вырубает кедры.

Так за Россию постоим,
Мою любовь к отчизне,
Мы кровью, потом обагрим,
И всё ценою жизни.

Пьянил насилия разгул,
Бойцы схлеснулись очно,
Звенел голов разбитых гул,
И рвалось где не прочно.

Тела валились как снопы,
Гусары, кирасиры...
И оставались от толпы,
Лишь дырочки как в сыре.

Как в мясорубке провернув,
Застрельщиков две роты,
Кутузов лезет на редут,
На вражеские доты.

Старик изранен и не раз,
И зол как чёрт на ладан,
Но надо выполнить приказ,
Хоть шашкой, хоть прикладом.

Не вынес штурм Наполеон,
Попятился обратно,
И прошептал — теряю трон,
Он Жозефин приватно.

Над полем грянуло — ура-а-а!
И разнеслося в дали,
Летели в воздух кивера,
И чепчики кидали.

И чтоб совсем француз не скис,
Москву ему отдали,
С огнём устроив бенефис,
Ушли обмыть медали.

Вино открыли первый сорт,
Налопались от пуза,
И пожалели то что торт,
Назвали не Кутузов.

Когда был оттанцован бал,
И догорели свечи,
Кутузов хлеб ржаной назвал,
В честь Бородинской сечи.

И мы разрезав каравай,
Вкушаем плоть от бога,
За тех кто защитил наш край,
Из списка некролога.

Автор: Кнут Изад (http://poem4you.ru/asting)