Перевод: Кристина Россетти “Рынок гоблинов“
Мифологическая лирика / Читателей: 1
Инфо

Кристина Россетти «Рынок гоблинов»*
“Goblin Market” by Christinа Rossetti
Кристина Россетти (1830-1894) – английская поэтесса. Отец – эмигрировал  из Италии в 1824 г., брат – живописец и поэт Данте Габриель Россетти

Завлекают гоблины девиц,
Вкрадчивый заводят разговор.
-Покупайте фрукты, – их девиз.-
Фрукты из ущелий наших гор!

Апельсин купите и лимон,
Вишню (это сказка наяву),
Барбарис и сливу, и цитрон,
Яблоко, смородину, айву,

Дыню и малину, и гранат –
Всё, что зрело летнею порой,
Персик, ананас и виноград, -
Пробуйте на вкус из них любой.

Ежевику, грушу, абрикос,
Клюкву, землянику и инжир,-
Всё сезон удачный нам принёс
В наш лесной уютный горный мир.

В тростниках на берегу ручья
Лора, молча голову склоня,
Слушает, что гоблины кричат.
Лиззи их боится, как огня.

-Ты не бойся,- Лора шепчет ей.-
Ведь нужны нам фрукты всё равно.
Надо знать, какой из них вкусней,
На каком настаивать вино.
Ковыляют гоблины меж гор,
-Покупайте! – призывают всех.
Лиззи шепчет: -Ах, какой позор,
На мужчин смотреть, ведь это грех.

Лора отвечает, тут как тут:
-Посмотри в лощину, там внизу
С ворохом корзин, тарелок, блюд
Маленькие гоблины ползут.

Вся посуда, золотая сплошь,
Скоро будет фруктами полна.
Виноград, наверное, хорош
Для десерта, как и для вина.

Взглянешь ты через него на свет,
Сколько там тепла, огня игры.
-Нет, - сказала Лиззи. – Нет и нет,
Эти фрукты – дьявола дары.

В них отрава зависти и зла,
В них не свет, а гибельная ночь.
И, прикрыв и уши, и глаза,
Лиззи быстро зашагала прочь.

Лоре не по нраву суета,
Смотрит на торговцев сквозь кусты.
Эти – прямо копии кота,
А у тех – крысиные хвосты.

Кто-то, будто суслик, семенит,
Кто-то, как улитка, влез на сук,
У кого-то медвежонка вид,
Ну, а этот – вылитый барсук.

Трудно хари выдумать грубей,
Жутко встретить их средь бела дня.
А вот голос – как у голубей,
Милая, по-детски, воркотня.

Как услышишь, сразу тварей жаль,
Мигом забываешь про лицо,
Хочется навстречу им бежать,
Веришь – этот мир без подлецов...

Фрукты и корзины не легки,
Из лощины вверх крута тропа.
Вдруг, топча кусты и тростники,
Перед Лорой выросла толпа.

Перестали свой товар хвалить,
Выложив его на нежный мох.
Молча, подавая знаки лишь,
Каждый гоблин стал плести венок

Из цветков и листьев, и стеблей
(В городе на рынке всё не так).
Доплели и предложили ей:
-Покупай за медный за пятак.

Блюда золотые поднесли,
Полные и ягод, и плодов.
Лора этих яблок, вишен, слив
Полный бы насыпала подол!

С хвостиком-метёлкою торгаш
Голоском сладчайшим, словно мёд,
Говорит: -Товар попробуй наш.
Тут и прочий загалдел народ.

Тот, что с мордой кошки, речь сказал,
Тот, с улиткой схожий, прошипел,
«Попугай» добавил трель в базар:
-Лора, я красив, и плод поспел!

Лора отвечала, торопясь:
-Славный вы народ, сомнений нет.
Но бедна я, не умею красть,
Не имею никаких монет.

Пуст, увы, мой тощий кошелёк,
Нет ни серебра, ни меди в нём.
Золотом меня богаче дрок
Или вереск вон за тем бугром.

-Не грусти, - воскликнул дружный хор.-
Ты совсем, красотка, не бедна.
Золотых волос твоих вихОр –
Красная за весь товар цена!

Локон свой отстригла Лора вмиг,
В руки ей посыпались плоды,
Свежие, как этих гор родник,
Те, что дарят райские сады.

И она вкусила райский сок –
Слаще мёда, крепче, чем вино,
Прелести и радости поток,
Ей блаженство дивное дано!

Плод она вкушала за плодОм.
Вскоре губы ощутили боль.
-Ладно, отдохну, доем потом,-
Лора говорит сама с собой.

Корки отшвырнув, за горстью горсть,
Огляделась: ночь, сидит одна.
Подобрала абрикоса кость,
Тихо побрела домой она...

Лиззи ждёт сестрёнку у ворот,
Смотрит с укоризной ей в глаза:
-Ненадёжный гоблины народ,
Девушкам опасен их базар.

Помнишь, -  Дженни повстречала их
Лунной ночью и взяла дары?
Вскоре смех её весёлый стих,
Каждый день ждала ночной поры,

Чтоб услышать гоблинов сигнал,
Но молчанье было ей в ответ.
Стала бледной, слабой и слегла.
И ушла на тот, небесный, свет.

На могилке не растёт трава,
Маргаритки тоже не цветут.
Разве я, сестричка не права?
Будь всегда со мною рядом, тут.

-Успокойся,- Лора шепчет ей.-
Я сыта и счастлива вполне.
Ничего не ела я вкусней,
Этот вкус до сей поры во мне.

Завтра накуплю плодов ещё,
Притащу тебе их целый воз,
Эти вишни цвета наших щёк,
Дыни – там внутри у них мороз,

Виноградных ягод благодать,
Персики – пушистый дар небес.
Блюда тяжелы, не удержать,
Золото большой имеет вес...

Спать легли сестрички, обнялись,
Голова прижалась к голове.
Звёзды и луна глядели вниз,
Как вкушали сон голубки две.

Два цветка на стебельке одном,
Две снежинки, две слезы с ресниц.
Совы молча облетали дом,
Чтобы спящих не будить сестриц.

Утром с первым криком петухов
Сёстры, будто пчёлки, поднялись,
Мёд набрали в ульях и коров
Подоили. Продолжалась жизнь!

В доме всё убрали, подмели,
Замесили белую муку,
Торт себе на кухне испекли,
Курам дали корм и петуху.

Взбили сливки, ели торт большой,
Обсудили, что сказал сосед.
Лиззи – вся с распахнутой душой,
Лора – будто здесь её и нет.

Вечер вслед пришёл за днём большим,
ПО воду они пошли к ручью.
Каждая несла в руке кувшин:
Лиззи, не уставшая ничуть,

Лора – вся во власти странных снов...
Два кувшина полные стоят,
Лиззи собрала букет цветов
И сказала: -Догорел закат,

Белка машет нам «гуд найт» хвостом,
Звери приготовились ко сну.
Нам с тобой пора вернуться в дом,
Я тебя не брошу здесь одну.

Лора возразила: -Ранний час,
Ведь ещё не выпала роса,
Берег – он совсем не крут для нас,
И светлы пока что небеса.

Слушала, ждала во власти чар
Щедрого призыва из ложбин:
-Приходите покупать товар,
Яблоко, инжир и апельсин!

Ну, не все, ну, хоть один хотя б,
Машущий метёлкою-хвостом,
Мордою похожий на котят,
Пусть помАнит свеженьким плодОм.

Лиззи Лору бледную зовёт:
-Марш домой, я слышала сама
Гоблинов призыв купить их плод,
Только я ведь не сошла с ума.

Звёзды загорелись наверху,
Лунный полумесяц начал путь.
Как бы в темноте не быть греху –
Дождь ли, ветер или что-нибудь.

Лора, как узнала, что сестра
Гоблинов услышала одна,
Поняла: прошла её пора,
Не вкушать ей фруктов и вина.

Вмиг поникла телом и душой,
Съёжилась, такая вот беда,
Молча потащилась за сестрой,
Из кувшина капала вода.

Улеглась с сестрицей на кровать,
Дождалась пока сестра уснёт,
Вышла в кухню, стала горевать,
Ночку всю рыдала напролёт.

Утром снова гоблинов ждала,
Вслушиваясь в звуки в тростнике.
Но, видать, у гоблинов дела,
И не здесь, а где-то вдалеке.

Стала чахнуть Лора на глазах,
Посерели волосы, как мох,
Абрикоса косточку в слезах
Вымочила, чтоб расти он мог.

Появился маленький росток
В глиняном горшочке у окна,
То окно смотрело на восток,
Там искала гоблинов она.

Перестала пол она мести,
В хлев или курятник – ни ногой.
-Ты уж, Лиззи милая, прости,
Не пойду я нынче за водой.

Нет, сегодня есть я не хочу,
У камина посижу в углу.
Ты зажги, сестрёнка, мне свечу,
В темноте дышать я не могу.

Лиззи тяжело перенести
Лоры угасающей уход.
Что ни ночь, то гоблин ей свистит:
-Покупать товар наш – твой черёд.

Топот слышит где-то у ручья.
Вспомнив Дженни, испытала страх:
Ведь сгорела, будто бы свеча,
Побывав у гоблинов в гостях!

Хочется сестрёнку угостить
Фруктами из гоблинских корзин,
Но тогда в невестах им не быть,
Джейн судьба печальная грозит.

Свет луны на горный лес упал,
Лора на постели дышит чуть.
Лиззи понимает: час настал.
Я пойду, меня им не согнуть.

Скромный пенни в сумочку вложив,
Лоре спящей прошептав «пока»,
Вышла Лиззи, каждый нерв дрожит,
Подошла к ручью у тростника.

Начала и слушать, и смотреть.
Засмеялись гоблины кругом,-
Всё они предусмотрели ведь
И за Лиззи бегали тайком.

Подбежали, прыгая, пыхтя,
Кувыркаясь, лая и визжа.
Кто-то тонко плакал, как дитя,
Кто-то чей-то хвост в зубах зажал.

Словно крысы, кошки, барсуки,
Медвежата, даже птица-гусь
И плеча касались, и руки,
И груди, и ... ой, сказать боюсь.

Блюда клали прямо в ноги ей
И тарелки, и корзины в ряд:
-Посмотри, попробуй, ешь и пей!-
Каждый угостить красотку рад.

Яблоко и вишня, и лимон,
Финик, персик, слива – всё твоё,
Нюхай, рви, кусай со всех сторон!-
Охмуряли гоблины её.

Лиззи говорит: -Спасибо вам,
Дайте мне на пенни ваш товар.
Бросила монетку к их ногам.
-Нет, - кричат. –Нам пенни маловат!

На траву садись-ка с нами ты,
Окажи нам честь и фрукты ешь,-
Усмехались криво, как коты,
А барсук свою придвинул плешь

-Ночь, она ведь только началась,
Длинная, богатая росой.
Гостья ты желанная для нас.
Но куда ж ты, девушка? Постой!

-Вам спасибо,- Лиззи им в ответ.-
Только мне пора уже домой.
Продадите фрукты или нет,
Или же вернёте пенни мой?

Стали нудно головы чесать,
В глазках узких чуть блеснула мысль.
Говорит один: -Добрее стать
Надо бы тебе, пожалуй, мисс.

Зашумели гоблины: -Да, да,
Ты должна добрее, Лиззи, стать!
И теснила девушку орда,
Начали царапать и кусать,

Рвали платье, пачкали чулки,
Раза три ударили в живот,
Обе расцарапали щеки,
Фрукты ей запихивали в рот.

Но стояла лилией она,
Белою в разводах золотых,
Как скала – рекой окружена,
Как маяк – в бурунах волн седых,

Как платан, берёза или бук,-
А вокруг жужжит осиный рой
(Как российский город Петербург –
Опоясан вражьих войск стеной**).

Выстояла, плача и смеясь,
Хоть не проронила ни словца.
Сердца сок, по капельке струясь,
Сохранил румяный цвет лица.

Шейка так же девственно бела,
Как у всех невинных юных дам...
И орда замолкла, отошла.
Пенни брошен был к её ногам.

Раскидали фрукты, их топча,
Кто-то злобно корчился и выл,
Кто-то вдруг нырнул в струю ручья,
Кто-то с ветром засвистевшим взмыл...

Лиззи шла, превозмогая боль,
Шла через тростник и через дрок,
Шла, не чуя землю под собой,
Пенни в сумке звяканьем помог.

Лишь он звякнул, бросилась бежать,
Всё ж боялась гоблинов она,
Сердце прдолжавшее дрожать,
Подсказало: Лора спасена!

-Лора, ты скучала без меня?-
Крикнула она, вбегая в сад.-
Солнце скоро встанет, ночь гоня,
Не беда, что косточки болят.

Крепко поцелуй меня, сестра,
Нацедила я фруктовый сок.
Ты его попей сейчас, с утра,
Чтоб воскреснуть он тебе помог.

Я прогнала гоблинов во тьму,
За снега и за вершины гор.
Не позволит Лиззи никому
Стать преградой к счастью двух сестёр!

Лора обняла сестру, любя:
-Лиззи, за меня вела ты бой,
Гоблинам подставила себя,
Рисковала счастьем и судьбой.

Плечики сестричек била дрожь,
Будто лютый их терзал мороз,
Слёзы лились, как весенний дождь,
И смывали гоблинов гипноз.

В венах жгучий бушевал огонь,
Запоздалый страх застИл им свет.
Час прошёл в рыданиях, другой...
-Живы мы, сестрица, или нет?

Лору, задремавшую без сил,
Лиззи, как ребёнка, берегла:
Воду стала к губкам подносить,
Свежий воздух веером гналА.

Вот уж стали птицы щебетать,
Вереница двинулась жнецов,
Время почкам створки раскрывать,
Солнышко окрасило крыльцо.

И проснулась Лора, и сестру,
Протянув к ней руки, обняла.
Первый смех раздался поутру.
Жизнь возобновилась, жизнь пошла!
.............................................................
Позже стали жёнами они,
Народили собственных детей,
Часто вспоминали злые дни,
Вспоминая, делались сильней.

Нет надёжней друга, чем сестра.
Будь в окрУге буря или тишь,
У сестёр такой запас добра,-
С ним любое горе победишь!
____________________________________________
*-гоблины – мифические человекообразные существа
**-примечание переводчика

© Виктор Райзман, 15.08.2017. Свидетельство о публикации: 10050-151529/150817

Комментарии (0)

Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...