Баллада о лаврах и терниях
Читателей: 16
Инфо

Удел поэтов, собственно, таков:
Когда их в глушь ведёт тропа кривая,
Они плетут подобия венков
И друг на друга шумно надевают.

И чествуют друг друга на пирах
В лице изящных льстивых царедворцев,
Скрывая в пиджаках подспудный страх
Перед простым солдатским разговорцем.

Когда поэтов царь зовёт к себе,
Суля раздачу кренделей и грантов,
Они ползут, послушные судьбе,
По трупам нищих, магов и талантов.

А где-то там – Кузбасс, Донбасс, Кривбасс.
Руда веков и антрацит столетий.
Война. Вокзал.
Бродяга возле касс.
Старушка в пыльном штопаном берете.

И беженцы, что просят дать приют.
И воины, что пьют под блокпостами.
И девушки, что воинам дают.
И йогины, что верят Гаутаме.

И детский сад - в рубцах снарядных дыр.
И на кило - ошмётки пленных в ямах.
И весь большой, с ума сошедший, мир,
Который не спасёшь добротным ямбом.

Под небом птиц, забыв, что значит взмах,
Лежит земля – холодная, как тундра.
Поэты мирно греются в домах,
На чьих дверях - табличка:
«Дом культуры».

Поэты пьют хорошее вино
И восседают тушами на ворсе.

… А я из одуванчиков венок
Пускаю вниз:
По Ингульцу и Ворскле.

12 мая 2015 г.

© Евгения Бильченко, 12.05.2015. Свидетельство о публикации: 10050-112339/120515

Комментарии (2)

Загрузка, подождите!
1
Ответить

Как всегда очень сильно.

2
Ив Ян13.05.2015 12:23
Ответить
то ли дело мы, стихоплёты; фигачим друг в друга из миномётов; и даже прозой без комментариев снаряды шлём в гаубичном угаре.
Загрузка, подождите!
Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...