Кант
Читателей: 21
Инфо

Владиславе Пилипенко (Донецк)

Иммануил не ждёт от судьбы наград.
Иммануил не вернётся в Калининград.
Чтобы вернуться, надо
Сменить башмаки на берцы:
Башмачник Иммануила расстрелян
Под ратушей Кёнигсберга.

В доме Иммануила царит аврал:
Там поселился свадебный генерал.
Пишет депеши, разводит крыс,
Обращает девчонок в баб…
В доме Иммануила – военный штаб.

Над домом – всё то же небо и Млечный Путь.
Иммануил пытается вспомнить хоть что-нибудь:
Стада недоеных звёзд – единое Божье вымя.
Могила Иммануила –
Так именита, что потеряла имя.

Возле дома – гимназия.
Школярка с дырявым ранцем:
Дырки от бубликов, дырки от пуль,
Дырки от дефлорации.
В ранце – нет ничего, кроме сэндвича и тротила.
Школярка всё ещё любит Иммануила.

Она звонит ему раз в неделю
По вторникам или средам
С воплями: «Иммануил!
Ты - беженец! Ты нас предал!
Нас здесь всех убивают
За то, что мы – «не такие»,
А ты плывёшь себе звёздным морем –
Семь футов тебе под килем!» -

И тут же бросает трубку,
Не прощаясь и не простив.
Она давно забыла моральный императив:
Когда по цене свободы на вокзале сбывают ксивы
Категорические императивы
Теряют силу.

Но дом стоит, - как собор.
Как снайпер над головой.
Ограбленный дезертирами.
Обшарпанный, но живой.
Дом превратился в призрака.
Дом превратился в зомби.
Дому вообще плевать, что он трижды взорван.

Дом Иммануила будет стоять, пока
Руки Иммануила помнят его бока,
Помнят его подсобки.
Помнят его подвалы…

Философию гимназистки.
Философию генерала.

29 июня 2015 г.

© Евгения Бильченко, 30/06/2015. Свидетельство о публикации: 10050-115680/300615

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Подождите, комментарий добавляется...