Кактус для Вовы Смирнова

Когда мне было тринадцать лет, -
Я пыталась выжить хотя бы как-то.
В первой любви есть что-то от магии и от мании.
Поэтому на уроке ботаники я проглотила кактус,
Чтобы проклятый Вова Смирнов
Обратил на меня внимание.

Я давилась сухими иглами, смотря, как, ближе к окну сев,
Он хватал за коленки Наташу с юношеским испугом.
Когда меня повели в медпункт, он даже не обернулся.
Прибежала Наташа с горячим чаем…
Она была неплохой подругой.

Когда мне исполнилось вдвое больше, -
Я уже не пыталась выжить.
Я бросалась во все революции: большие и маленькие.
Карабкаясь на баррикады, по колено в кровавой жиже,
Я верила: Родина – в виде тысяч Смирновых –
Обратит на меня внимание.

Но парни спереди вдруг побежали под градом дубинок.
Побежали, естественно, на меня:
Я же пряталась за их спинами.
Кто-то схватил меня за плечо. Кто-то потом добил их.
Я не помню, кто меня вытащил,
Как рыбу с помощью спиннинга.

Когда мне исполнилось больше втрое, -
Внимание сделалось слишком пристальным,
Вынуждая меня иногда скрывать
Тот факт, что я существую.
Как на урок физкультуры, на войну уходили призраки
Всех моих близких Володь,
Оставляя меня – убитую, но живую.

Я слепо шла вслед за ними, как слишком зрячий котёнок.
Я верила, что придёт Господь и будет это разруливать.
Я вся тогда состояла из кактусов,
Как машинка – из шестерёнок:
Только вместо растений во мне застревали бинты и пули.

Когда мне исполнилось столько, что я потеряла счёт,
И внимание к жизни отныне стало
Моим основным вниманием, -
Свирепый учитель ботаники, наконец, поставил зачёт
Моей бесноватой внучке, жаждущей понимания.

И стало так хорошо…
Хорошо, как в детстве, когда доверяешь знакам
Ромашек, сиденью в паре
И прочим прекрасным казусам.

Умерла я в хосписе. От чего – не помню:
По-видимому, от рака.
И какой-то Вовка тринадцати лет
Стащил у меня с могилки стопарик

И закусил его кактусом.

10 февраля 2015 г.

Автор: Евгения Бильченко (http://poem4you.ru/bilchenko)